Футбольный клуб Алания Владикавказ
Официальный сайт футбольного клуба

Алания Владикавказ

АРТУР ГАЛОЯН: «АЛАНИЯ — ИЗВЕСТНЫЙ БРЕНД»

Игрок красно-желтых рассказал о времени, проведенном в школе «Торпедо», вспомнил сборы с ЦСКА, поделился историей об интересе со стороны ФК «Гент» и ответил на вопрос о вызове в сборную Армении.
12.08.2022 15:05
АРТУР ГАЛОЯН: «АЛАНИЯ — ИЗВЕСТНЫЙ БРЕНД»

 Артур, рады приветствовать тебя в рядах красно-желтых! Расскажи подробнее о том, как состоялся твой переход в стан владикавказцев.

— Прежде всего, я связался с руководством клуба. Изначально у меня не было конкретной определенности по поводу продолжения карьеры в новой команде. Мне требовалось время, чтобы все обдумать. Я получил от «Алании» условия контракта, в течение двух недель все обдумал и принял решение перейти в новый клуб. Понял, что пора менять обстановку. «Алания» — известный бренд, команда с большой историей. Важно было сделать следующий шаг в карьере, и я выбрал коллектив, который ставит перед собой глобальные цели и задачи.

— Сколько времени потребовалось на адаптацию в новой команде?

— Наверное, плюс-минус неделя была мне необходима, чтобы освоиться. Постепенно познакомился с партнерами по команде, начал понимать требования тренерского штаба, привык. У каждого тренера видение футбола свое, поэтому в любом случае около 6-7 дней мне было нужно, чтобы адаптироваться.

— Насколько комфортно чувствуешь себя во Владикавказе?

— На самом деле, чувствую себя прекрасно. Природа и климат мне здесь очень нравятся. Все здесь находится рядом, никаких пробок, как в Москве, это радует! (смеется). Благодаря перечисленному, возможно, моя адаптация на новом месте и прошла успешно. Понятно, что я теперь нахожусь далеко от дома, но в этом нет ничего страшного. Это естественные издержки моей профессии.

— Вспомни свои первые шаги в футболе.

— Начинал заниматься этим видом спорта в школе «Тимирязевец», которая находилась неподалеку от моего дома. Затем в 2011 году я перешел в футбольную школу «Торпедо». Потихоньку меня начали задействовать в матчах основной команды во Второй лиге. По итогу я подписал с ними профессиональный контракт. А затем за два года мы смогли вернуться в ФНЛ. И еще один год я провел в составе черно-белых, выступая за них в Первой лиге. Потом два сезона провел в «Велесе» и перешел в «Аланию».

— До «Торпедо» тебя не приняли в академию ЦСКА. Что тогда произошло?

— Да, было дело. Две недели я тренировался в школе ЦСКА, проходил просмотр. Там мне сообщили, что я слишком маленького роста, а им нужны более габаритные игроки, чем я. Сказали: «Приходите через год» (смеется).

— Чем запомнилось время, проведенное в «Торпедо»?

— Можно сказать, что там я окреп морально. Бывали непростые моменты, где нужно было терпеть и не расслабляться. Тот же первый сезон, тогда мне нужно было постоянно доказывать, что я достоин места в составе. Потом меня «посадили на лавку» и хотели отправить выступать за университет. Решение подобных ситуаций закаляло мой характер.

— Ты стабильно выступал за основную команду «автозаводцев», почему решил покинуть клуб?

— Было определенное недопонимание с руководством. Это было в том самом «ковидном» сезоне. Пришло новое руководство. Они забыли предложить мне новый контракт. В дальнейшем я не услышал то, чего хотел, от тренерского штаба. Тогда же меня в команду позвал тренер из «Велеса», поэтому я принял решение перебраться на новое место. В «Торпедо» активизировались, не хотели терять своего воспитанника, но было уже поздно, мой выбор был сделан.

— В стане «крылатых быков» ты начал больше забивать и демонстрировать хорошие показатели на поле. Что помогло раскрыться?

— Я получал доверие и свободу действий от тренера. Я был раскрепощен. Конечно, конкретные задания по работе в обороне были, но в атаке я находился в свободном полете. Получалось «креативить».

— Александр Коротков говорил, что в «Велесе» приходилось тяжело из-за частой смены тренеров. На тебе это как-то отражалось?

— На игре никак не отражалось, но мне это не особо нравилось. Почему так происходило, я не знаю, но на команде это сказывалось негативно. Повторюсь, лично на меня эти процессы особо не влияли, но на игре всей команды, конечно, сказывались.

— В прошлом сезоне в нескольких матчах, ты выводил на поле «Велес» с капитанской повязкой. Что это значило для тебя? Как справлялся с ролью капитана?

— Роль капитана – это в первую очередь ответственность за команду, за результат. В определенные моменты нужно где-то помочь, подсказать. Я думаю, слово капитана многое значит. С ролью капитана справлялся легко, мне еще в детстве ее часто доверяли. Для меня не было проблемой взять повязку. Капитан – это очень важная фигура в команде, и надеюсь, я никого не подвел.

— Год назад ты проходил сборы с ЦСКА. Почему не получилось присоединиться к «армейцам»?

— В команду я переходил с уже подписанным контрактом. То есть моя подпись уже была на официальных бумагах. Оставалась подпись Романа Бабаева. Каждый день мне говорили, что его нет, что он в отпуске, что он уехал, все в таком духе. Шел в команду к Ивице Оличу, но за 10 часов до вылета его убрали с поста главного тренера и назначили Алексея Березуцкого. Я все-таки решил отправиться с ЦСКА на сборы. Какая разница? Нужно было идти и пробовать свои силы! Я сыграл в двух товарищеских встречах, отдал две голевые, тренер был доволен моей игрой. Но потом мне позвонили и сообщили, что в команду не возьмут… Все. Возможно, с руководством возникли какие-то разногласия.

— От европейских клубов предложения не поступали?

— Этой зимой были разговоры про «Гент». Вроде приходили официальные письма в клуб, но до серьезного диалога по поводу моего выкупа дело не дошло.

— Ты получил армянский паспорт и планируешь выступать за сборную Армении. Когда, в теории, можно будет ожидать твоего «сборного» дебюта?

— В апреле я получил паспорт и уже в июне ждал вызова в сборную. Но по каким-то причинам приглашения не получил. Разные мнения были по этому поводу. Вникать в ситуацию особо не стал, продолжил работать дальше. Ближайший вызов будет возможен в сентябре. Дай Бог, чтобы все получилось. Надеюсь, смогу порадовать всех дебютом за сборную! 

— За «Аланию» дебюта долго ждать не пришлось. Уже успел приспособиться к стилю игры красно-желтых?

— Потихоньку получается. К новым требованиям уже привык. Остается только работать, тренироваться, набираться опыта и приносить пользу команде!

— Ты рассказывал, что после того, как Алексей Стукалов (экс-тренер «Велеса») дал тебе свободу в атаке, у тебя «поперло». Заур Эдуардович так же не ограничивает тебя?

— Никого из ребят в атаке он не ограничивает (улыбается). В современном футболе нельзя допускать выпада из командной игры даже одного футболиста. Тогда просто ломается вся игра. Я к тому, что в обороне тоже отрабатывать надо. Но это не является каким-то ограничением, так и нужно действовать. Но, повторюсь, игроки атаки имеют свободу действий.

— Было ли что-нибудь необычное или затруднительное для тебя в тренировочном процессе в новом клубе?

— Понятно, что по сравнению с прошлым клубом здесь условия лучше, тренировки тут интенсивнее и тяжелее. Но я считаю, что это большой плюс! Я получаю от этого настоящее удовольствие.

— Твой первый гол за «барсов» в матче против «Родины» получился слегка курьезным. Ранее доводилось забивать подобные мячи?

— Нет, если честно, впервые довелось забить гол таким образом (смеется). Это, кстати, вообще первый гол в моей карьере, который залетел после удара головой! Вообще, это рабочий гол, вся команда прессинговала, и нам удалось забить.

— Штрафные удары – это одна из твоих фишек. Не терпится уже порадовать болельщиков голом со штрафного удара?

— Конечно, забивать всегда приятно! В том числе и со штрафных. Дай Бог, получится обрадовать наших фанатов и голом со штрафного.

— Лучший исполнитель штрафных ударов, на твой взгляд? 

— Тут сложно однозначно ответить. По технике исполнения мне, наверное, больше остальных по душе Андреа Пирло.

— Ты взял 20-й номер, как и в предыдущем клубе, почему выбрал именно эту цифру? Если бы, например, номер 10 был свободным, взял бы его?

— Не знаю, подумал бы насчет этого. Я выступал под номером 20 еще со времен игры за школу «Торпедо». Потом и в основной команде взял его себе. В «Велесе» дождался, пока он освободится. Поэтому и решил продолжить играть под номером 20 и в «Алании».

— У Алана Багаева на футболке красуется надпись «Бага», а у тебя есть прозвище? Как к тебе обращаются партнеры?

— В принципе, у меня прозвищ никаких и нет. Артур, Арчи, могут и Галой назвать, если сокращенно (смеется).

— Твоим партнером по «Велесу» был уроженец Северной Осетии Константин Кертанов. Перед переходом в «Аланию» общался с ним?

— Да ничего особо не спрашивал. Так-то мы с ним всегда на связи и сейчас тоже близко общаемся. Он мой хороший друг. Кертанов советовал использовать возможность перехода и всерьез рассмотреть вариант с «Аланией». Я уже был наслышан об Осетии от него, поэтому мало чего нового мог узнать, мы, ведь, повторюсь, давно с ним дружим!

— Твои родственники из Спитака (город почти полностью был разрушен во время землетрясения 1988 года). Та страшная трагедия, связанная с землетрясением, коснулась твоей семьи?

— Действительно, ужасная трагедия, унесшая жизни многих людей. Отец оказался на улице в момент происходящего. В какой-то мере ему повезло. У меня очень много родственников в Армении. На самом деле, я впервые побывал в Армении, когда отправился туда за паспортом. Всегда хотел побывать на родине, но учеба и футбол занимали все свободное время.

— На родном языке можешь поддержать беседу?

— К сожалению, нет, но в мои планы входит обучение армянскому языку.

— Как часто футбольные болельщики из Армении выходят на связь?

— Да, периодически пишут в социальных сетях. Много кто пожелал удачи в новом этапе карьеры. Они ждут моего дебюта за сборную, так что нужно еще больше работать, чтобы заслужить вызов!

— А из местной диаспоры никто не связывался, в гости не звали?

— Звали, приглашали. Приятно, что здесь оказывают такой теплый прием. В этом плане в Осетии все максимально гостеприимно.

— Складывается впечатление, что ты очень скромный и спокойный молодой человек, это действительно так?

— Да, все так и есть. Я бы вообще определил себя как интроверта (смеется).

— Как часто ты даешь волю эмоциям на поле?

— Поле — это уже совсем другое дело. Футболист без эмоций — это не футболист! Без проблем можно быть на поле одним человеком, а за его пределами — совсем другим. Это нормально.

— Что может вывести тебя из себя во время матча?

— Иногда это может быть несправедливое решение судьи. «Выбешивает» подобное! Больше вроде бы ничего и не выводит из себя.

— С кем из топ-форвардов хотел бы сыграть в связке? Может, это кто-то из игроков прошедших времен?

— Естественно, с Криштиану Роналду или Лионелем Месси! Роналду такой футболист, что ему лишь попади передачей в ногу или голову, а дальше уже будет гол. С нашими нападающими, думаю, та же история. Доставь им мяч, а они уже дальше решат все сами. 

— Тебе нравится больше забивать или ассистировать?

— Конечно, мне как атакующему игроку больше нравится забивать, но ассисты имеют немалое значение для меня.

— Помимо Генриха Мхитаряна, кем еще вдохновлялся в детстве?

— Я им и сейчас вдохновляюсь и восхищаюсь! Мне также импонирует Кевин Де Брейне, это не кумир, но мне очень нравится его видение поля и стиль игры.

—  С Генрихом успел познакомиться лично?

— К сожалению нет, но надеюсь, все впереди.

— Ты, как футболист, который сосредоточен на тренировках и режиме, согласен с фразой «порядок бьет класс»? 

— Если класса нет, то и бить нечего. Должен быть и порядок и класс. Тогда придет и результат!

— Как обычно проводишь досуг?

— Если честно, после тренировок не так много сил остается, чтобы еще идти и развлекаться. Обычно провожу время дома, если ребята с команды где-то собираются, то обязательно прихожу тоже. Это важно, подобные моменты всегда сплачивают людей. Да и с пацанами с команды всегда весело и интересно!

— Проживая в Москве, не было соблазна на дорогие покупки? К примеру, зайти в ЦУМ и прикупить брендов?

— Нет, никогда не было никаких соблазнов. Получаю зарплату и сразу же ее откладываю, чтобы использовать в будущем на какие-то важные и осознанные покупки, траты.

— Самый ценный совет, который тебе давали в жизни.

— Это больше не совет, а пример. Мои родители всегда показывали мне то, что необходимо стараться, трудиться и пахать. Иначе сложно добиться чего-то в жизни. Поэтому самый ценный пример в жизни я получил от мамы и отца — работать и доказывать.

Что бы ты пожелал нашим красно-желтым болельщикам?

— Им можно сказать только спасибо за то, что они всегда нас поддерживают. Ездят на гостевые матчи, болеют дома, всегда находятся рядом с командой. Это вселяет огромную уверенность. Болельщики гонят нас вперед, надеюсь, мы сможем отблагодарить их за это победами и красочной игрой!

Какую цель в футболе ставит перед собой Артур Галоян?

— Проявить себя на самых крупных турнирах с клубом и на уровне сборной. Сейчас основная цель — выйти с красно-желтыми в Премьер-лигу. В дальнейшем хотел бы попасть в команду из топ-5 лиг Европы и продемонстрировать свои навыки там. Тогда уже можно будет о чем-то поговорить.