Футбольный клуб Алания Владикавказ
Официальный сайт футбольного клуба

Алания Владикавказ

БАТРАДЗ КОКОЕВ: «Тот факт, что это родная для нас команда, создает особую связь»

Полузащитник нашей команды рассказал о детстве на Дальнем Востоке, вспомнил игру под руководством именитых тренеров, и объяснил, чем уникальна «Алания».
16.11.2020 16:27
БАТРАДЗ КОКОЕВ: «Тот факт, что это родная для нас команда, создает особую связь»

- Я родился в Джаве, затем семья переехала во Владикавказ, где я и начал заниматься футболом на «Юности». Через три года мы уехали на Дальний Восток.

- Уехали из-за отца?

- Да, его пригласили в «Океан» из Находки. Там я и в школу пошел. Прожили в Находке 5-6 лет, после чего я на год уехал в интернат во Владивостоке, а потом уже вернулся сюда, в дубль «Алании».

- Как получилось, что отца пригласили на Дальний Восток? Это ведь не самый популярный футбольный регион.

- Это сейчас так, а в 1991 году команда играла в Высшей лиге.

- Твой отец, Алан Кокоев, был вратарем. Ты сразу пошел играть в поле?

- Сам я хотел стать вратарем. Мы когда во дворе мяч гоняли, я всегда играл в воротах. На «Юности» тоже сначала встал в ворота, но, когда отец увидел, как я играю, сказал, что вратарем быть мне не нужно. С тех пор я в поле.

- Ты помнишь то время? Тяжело было ребенку адаптироваться на новом месте так далеко от дома?

- Поначалу было непривычно, но быстро адаптировался. Я же уже тогда футболом занимался, поэтому мой день в основном занимали тренировки и учеба.

- С кем-то из ребят оттуда поддерживаешь связь?

- С Находки нет, а во Владивостоке у меня остались друзья. С ними общаемся.

- Какие у тебя остались самые яркие впечатления о жизни на Дальнем Востоке?

- Жизнь там совсем другая. Для меня все было очень непривычно. У нас ведь и менталитет сильно отличается. Например, удивился, когда увидел, что в школу дети ходят кто в чем попало: в спортивках, в джинсах. А я привык к строгим костюмам. Кажется, я единственный ходил в школу в костюме.

- У учителей бывали проблемы с твоим именем?

- В России, по-моему, всегда проблема с этим именем. Как только меня не называли: Батрудз, Бетрадз, Бетрардз.

- Из тех, кто играл с тобой в дубле после возвращения, кто-то остался в большом футболе?

- Мы с Аланом Хабаловым были в одной команде. Потом к нам Батраз Хадарцев приехал. Александр Клещенко, Виталий Гудиев, Марат Хрипков. Хорошая команда была.

- Помнишь свой дебют за основную команду?

- Да, вышел в матче против «Уфы» на замену. Ничего необычного, кстати, не испытал. Вышел, сыграл минут 15-20. Особенных эмоций не осталось, наверное, потому что проиграли тогда.

- В том матче ты заменил Ренана Брессана — человека с громким тогда именем, но в «Алании», по сути, себя никак не проявившего. Он реально был топ, как о нем говорили?

- Я считаю, что мнение о нем было немного преувеличенное. Да, Брессан был хорошим футболистом, но не топом. В том составе он не был лучшим.

- А кто там выделялся?

- Георгий Габулов, Дейвидас Шемберас, Тамаш Прискин, Батик Хадарцев, Миша Бакаев, Неко. Вообще, хорошая была команда.

- Если верить статистическим порталам, то за карьеру ты поиграл на восьми разных позициях, включая даже центрального нападающего.

- (Смеется). Да, несколько раз приходилось играть на непривычных позициях. Думаю, что смогу сыграть на любой, кроме, пожалуй, крайнего нападающего. И то, если нужно будет, выйду.

- Но привычнее всего тебе играть там, где ты сейчас выступаешь?

- Да, конечно. Опорником или центральным полузащитником.

- Когда у нас возникали сложности с составом, ты выходил и в центр обороны.

- Да, я еще в прошлом году на сборах наигрывался на этой позиции.

- Насколько тебе комфортно было?

- Сначала было не очень. Я же на сборах руку сломал, и тогда меня тренер поставил на этой позиции. А когда ты с гипсом, то координация нарушается. На этой позиции постоянно головой надо вертеть вправо-влево, как, в принципе, и в центре полузащиты. Первое время было очень тяжело. Я привык, что постоянно можно вперед уходить, а здесь нужно смотреть по ситуации. Потом, когда рука восстановилась, сборы прошел, стало уже полегче. Когда я выходил играть центрального защитника, понимал, что ответственность в два раза выше. Но, в то же время, когда ты играешь опорника и ошибаешься часто, это влияет на всю команду. Даже если ты не привозишь голы. В этой зоне вообще нельзя ошибаться. Понятно, что один-два раза за игру это случится, но, если начнешь ошибаться больше, то это непременно скажется на игре всей команды.

- У нас на этой позиции играет Азамат Засеев – капитан и один из самых опытных игроков команды. Он давал тебе какие-то советы?

- Да, конечно. Азамат всегда подсказывает. Он знал всех нападающих, против которых нам приходилось играть. Подсказывал их сильные и слабые стороны. И с «Оренбургом» когда играли, и с «Текстильщиком». Азамат всем всегда подсказывает, не только мне. Особенно это касается защитников.

- Ты помнишь последний домашний матч в 2013 году? Игра против «Динамо».

- Драку? Помню. Все тогда выбежали на поле. Суета такая началась, не понимаешь, что происходит. Завязалась драка, вроде потом разняли, потом кто-то опять куда-то побежал. Наш массажист погнался за Джуджаком, потом его сбил Кураньи. Какой-то хаос.

- Это был просто эпизод матча, или у команды накапливалась злость за то, что она вылетает и в последней игре дома бомбануло?

- Нет, там просто эпизод все решил. Чантурия начал заварушку, и с него все началось. Игроки сцепились и, естественно, с двух команд все сразу полетели.

- Давай вспомним хронологию. По итогам сезона 2012/13 мы вылетели в ФНЛ. Ты остался в команде?

- Да, я остался и поехал на сборы. Они прошли в Турции и в Австрии, но у клуба появились проблемы с заявкой игроков из-за долгов. Я вышел в пяти играх на замену, потом тренер мне сказал, что играть будут ребята поопытнее, и я ушел в «Аланию-д». Тогда команда выступала во второй лиге. Поиграл там до зимы с мыслью, что вернусь, но «Аланию» расформировали. Так как у меня в течение одного сезона уже было две команды, то переехать в третью я не мог. Поэтому мне пришлось доигрывать сезон в дубле.

- Ты помнишь тот день, когда объявили о расформировании команды?

- Помню. Пришел домой после домашнего матча и в интернете прочитал, что команда снимается из-за долгов. Я сначала не поверил. Потом все уже стали писать, что это правда. Как и все, я не ожидал такого. Сидел и недоумевал, как так получилось. В общем, я остался в «Алании-д» до лета. Правда сыграл за нее всего 2-3 игры.

- Вам платили?

- Да, 15 тысяч. Летом удалось договориться о просмотре в «Черноморце». Я приехал на две недели и по итогам сборов подписал контракт. Понравился тренерскому штабу и отыграл весь сезон.

- Приятно жить и играть в городе, где есть море?

- На самом деле я не большой любитель моря. За весь год всего пару раз сходил на пляж. И времени на это особо не было, в основном оно уходило на тренировки и отдых.

- Ты играл под руководством Олега Долматова — одного из заслуженных ветеранов нашего тренерского цеха.

- Да, он мне многое дал и многому научил. Постоянно меня подстегивал, работал индивидуально, давал конкретные задания. Подсказывал много всяких мелочей. Например, как правильно укрывать мяч и так далее. У него помощником был наш земляк Альберт Догузов, тоже мне подсказывал.

- В «Химках» после Новороссийска ты поработал с еще одним известным специалистом — Юрием Красножаном.

- По нему сразу видно, что это хороший тренер с большим опытом. Он обращал внимание на каждую мелочь. Был такой эпизод, мы играли с «Шинником» на выезде. Я вышел на замену в добавленное время при счете 0:1. Случился эпизод, когда наш вратарь выходил на мяч, а со мной бежал игрок. Я увидел, что вратарь будет первым на мяче, развернулся и побежал вперед. После игры тренер спрашивает, почему я в том эпизоде не добежал. А я не понимаю, мы же проигрываем, я вперед в атаку побежал. Объяснил ему это, на что он ответил, что я не добежал и он больше не может мне доверять. Я был в шоке. В итоге ему объяснил, он меня понял, но этот случай показывает, насколько дотошным тренером был Красножан.

- После этого не чувствовалось, что отношение к тебе изменилось, раз он такие слова тебе сказал?

- Он ко мне нормально относился. Просто дал понять, что нужно отрабатывать эпизод до конца.

- Ты в «Химках» с Исламом Машуковым играл?

- Да, когда команду принял Красножан, туда приехал и Машук. Кстати, Батик Хадарцев тоже на просмотр приезжал, но был травмированным, до конца не восстановился, пришел на первую тренировку и сразу сломался.

- Но в «Химках» у тебя не задалось?

- Мало играл. Там часто тренеры менялись, ну и у меня не пошло. Хотел получать больше игрового времени и ушел во вторую лигу в «Волгарь».

- Тебя не смущало, что это снова всего лишь вторая лига?

- Я сначала на это не рассчитывал. Было предложение от «Сибири», которая играла в ФНЛ. Приехал на просмотр. Вроде нормально себя показал, но вдруг мне тренер заявляет, что ему нужен не опорник, а атакующий игрок. Не понял. Продержали меня 10 дней, а потом заявили такое. Знали же, что я опорник, почему даже не спросили ничего, непонятно. Просто потерял там время, а летом межсезонье короткое, 10 потерянных дней — это много. Я вернулся из Новосибирска и пришлось потом долго ждать вариантов. Затем мне позвонили из Астрахани и я сразу уехал. У команды тогда задачи выхода не стояло, но состав был хорошим.

- То есть ты играл с теми футболистами, с которыми мы потом рубились за выход в ФНЛ?

- Да, там почти вся команда осталась. Взяли, может, пару человек.

- Как это происходит? Команда занимает 5-6 место, потом ей ставят задачу выхода, при этом особо никого не покупая, и этот же состав начинает выносить всех налево-направо.

- Ну они укрепили, конечно, пару позиций, но и в предыдущем сезоне хорошо шли. Тогда за выход боролись «Урожай» и «Чайка». Если бы мы очные встречи у них выиграли, тоже могли бы побороться. А мы «Урожаю» дома проиграли и «Чайке» на выезде. В итоге со мной там не продлили контракт, позвонили из «Алании» и попросили приехать. Я тогда, конечно, не знал, что здесь планируется что-то большое и амбициозное. Просто хотел играть дома. Пообщался с Андреем Викторовичем Шатовым, и я поехал на сбор в Железноводск.

- Кажется, команда именно там узнала, что образуется клуб с большими задачами?

- Да, мы сидели в комнате, и пацаны стали говорить, что нам поставят задачу выхода в ФНЛ, появится руководитель и так далее.

- Во второй лиге часто во время матча возникало ощущение, что на той стороне поля прям совсем слабая команда?

- Да, бывало. В ПФЛ я был уверен, что мы на голову сильнее абсолютно всех команд, против которых выходили. И мы на деле это доказывали.

- Если представить, что сезон бы удалось закончить и мы не догнали бы «Волгарь» - это сильно ударило бы по команде морально?

- Думаю, что нет.

- Ты лично был готов еще один год провести во второй лиге против команд, заведомо уступающих вам в классе?

- Не знаю, хотел бы я играть еще один год против этих соперников, но я хотел остаться в этой команде.

- Пресловутая «химия»?

- Да, такой сильной связи я в других командах не чувствовал. Возможно, потому что у нас костяк состоит из местных ребят. Не думаю, что где-то еще есть такое. Сейчас мы вместе собрались, все друг друга давно знаем, слабые и сильные стороны каждого. Плюс тот факт, что для всех нас это родная команда, создает особую связь.