Футбольный клуб Алания Владикавказ
Официальный сайт футбольного клуба

Алания Владикавказ

Бутта Магомедов: «Семья — мой главный болельщик»

Дагестанский полузащитник за полтора года в «Алании» стал ее лидером и любимцем среди осетинских болельщиков.
01.05.2021 15:16
Бутта Магомедов: «Семья — мой главный болельщик»

— Гонка за четвертое место в самом разгаре (разговор состоялся до матча с «Краснодаром-2», - прим.ред.). Болельщики все чаще смотрят в календарь игр конкурентов, изучают таблицу и прикидывают расклады. В команде ощущается нарастающее напряжение?

— Напряжение, естественно, есть, но оно небольшое. Все понимают, что на это не нужно сильно отвлекаться. Все в наших руках и ногах. Необходимо просто выполнить свою работу.

— Из полевых игроков в этом сезоне ты провел больше всех матчей. Силы остались на концовку?

— Сил просто вагон! Естественно, нагрузка накапливается, но, в целом, состояние нормальное. Тем более, перед матчем с «Торпедо» у нас было шесть дней. То есть, мы готовимся практически в недельном цикле вторую игру подряд. Поэтому физическое состояние нормальное.

— Кстати, тебе как удобнее играть: в недельном цикле, или с «тройниками», как в этом сезоне ФНЛ?

— Когда больше играешь, когда больше матчей и меньше времени между турами. Футболистам же играть всегда приятнее. Понятно, что так физически тяжелее и накапливается усталость, но все равно, лучше играть чем тренироваться. Возможно, кстати, такой режим неудобен для тренерского штаба, потому что много матчей, после них восстановление и нет какого-то полноценного тренировочного процесса.

— Ты уже два года в Осетии.

— Почти. Я в июле приехал.

— Окончательно освоился здесь?

— Да, мы живем с Кочиевым и Гиоргобиани. Часто к нам приезжают друзья и родственники. По возможности, стараемся выезжать в горы, в Фиагдон. После матчей предпочитаем сходить в баню. Очень полезно для восстановления организма. Встречаемся с ребятами, отдыхаем вместе. Коллектив у нас, сами знаете, дружный. Так что, чувствую себя здесь отлично.

— В этом сезоне на твоем счету восемь голов. Столько же ты забил в прошлом не доигранном сезоне. Ты себе обычно цели по голам ставишь?

— Нет. Изначально была цель выйти напрямую в Премьер-лигу. Сейчас обстоятельства сложились таким образом, что мы боремся за четвертое место. Именно это сейчас наша общая. Что касается голов... У меня ведь и позиция такая, которая не подразумевает какое-то голевое обилие. Я центральный полузащитник — должен что-то забивать, что-то отдавать. Помню, мой тренер Сергей Иванович Бондарь говорил, что на моей позиции нужно забивать 5-7 голов за сезон. Это будет считаться нормальным результатом. Кстати, он несколько раз приезжал на наши игры в качестве делегата.

— Ты четко следуешь инструкциям.

— Да, стараюсь.

— К вопросу о твоей позиции на поле. Большую часть матчей в этом сезоне ты провел в паре с Хугаевым в центре. Сейчас в основе выходит Гиоргобиани. Как изменились твои функции и задачи с появлением Коли на этой позиции?

— Мне кажется, что у меня стало меньше эпизодов для того, чтобы подключаться в атаку. Этим занимается Коля и везде успевает. А когда мы играли с Аланом, то у меня было больше свободы. Хуга ведь заточен на оборону и поэтому я чуть больше времени проводил впереди.

— Я так понимаю, что у тебя вообще нет никаких проблем во взаимопонимании с Колей, учитывая ваше прошлое в «Чайке»?

— Да, все верно. Да и не только с Колей. Что касается взаимопонимания, то эта проблема вообще не стоит. Я в этом сезоне уже поиграл и с Кокоевым, и с Дзаховым, и с Хосоновым. Просто с Колей мы столько времени на поле вместе провели, что уже знаем сильные и слабые стороны друг друга. Как-то иначе, может быть, подстраиваешься. 

— Когда вы играли вместе, он и тогда проделывал такой большой объем как здесь?

— В «Чайке» он чаще играл крайнего полузащитника. С объемом, с выносливостью у него проблем никогда не было. Кстати, за «Чайку» он на «Спартаке» забил после того, как вышел вместо меня.

— После зимнего перерыва наша игра утратила в зрелищности и результативности. С чем ты это связываешь?

— Во-первых, в первом круге все команды на нас настраивались как на тех, кто только вышел из второй лиги. Еще и со второго места за неделю до старта чемпионата. Плюс мы удивляли нашей тактикой и какое-то время ей ничего не могли противопоставить. А сейчас многое изменилось. К нам относятся серьезнее, внимательно разбирают, настраиваются по-особенному. Мне кажется, что каждая команда против нас будто хочет что-то доказать. Типа, вот мы такие дерзкие, играем в современный атакующий футбол, а мы вашу игру сейчас поломаем и разрушим. И из-за этого и соответствующий настрой бывает. Плюс влияет тот факт, что мы боремся за четверку. Довлеет результат. Мы на этом уже не раз обжигались. С той же «Томью» вели 2:1, все равно бежали в атаку, в итоге два пропустили. После такого, конечно, с «Шинником» при 1:0 будешь думать уже не о зрелищности, а о том, чтобы сохранить результат и заработать три очка.

— Мы в последнем туре играем в Хабаровске. Летал когда-нибудь на такие расстояния?

— У нас в этом сезоне уже были выезды в Красноярск и Томск. Там же вроде ненамного меньше лететь?

— Примерно раза в два.

— Ну я на Кубу 13 часов летел. Тяжеловато, конечно, полет дался, но, в целом, терпимо. Так что, Хабаровск уже не так страшен.

— У тебя в Инстаграме есть совместное фото с Абдулрашидом Садулаевым. Любишь борьбу?

— Не скажу, что внимательно слежу за каждым турниром, но результаты крупных турниров узнаю и бываю в курсе всех последних событий.

— В Осетии у мальчиков обычно два пути: борьба или футбол. В Дагестане тоже так?

— Так я борьбой занимался! Когда переехали в Московскую область, я вместе с братьями пошел на греко-римскую борьбу. Полгода примерно занимался.

— Параллельно с футболом?

— Да. Мне было тогда лет десять.

— В итоге выбор был сделан в пользу футбола.

— Да выбора никакого и не стояло. Футбол я выбрал в раннем детстве, а на борьбу ходил просто для себя. Сколько себя помню, всегда знал, что буду заниматься футболом. Времена были такие, когда из развлечений только мяч и, если повезет, велосипед. Ни компьютеров, ни смартфонов. Все время проводили на улице и играли в футбол. Спустя буквально несколько дней после переезда в Бронницы, отец сказал, что записал меня в секцию. Я был так счастлив! Даже не предполагал, что в таком возрасте, а мне было шесть, берут детей на футбол. По крайней мере, в Дагестане такого не было. Пришел на следующий день, а там дети 1996 и 1997 годов рождения занимались в одной команде, но все оказались слабее меня. Это несмотря на то, что я только во дворе играл до этого. Так что меня отправили тренироваться с 95-м годом.

— Помнишь это фото? Это твои родственники?

— Да. Семья приехала в Дагестан и так получилось, что «Алания» играла. С кем уже не помню. Вот все собрались на коллективный просмотр, поддерживали нашу команду.

— В Осетию часто удается выбраться на матчи?

— Не скажу, что часто, но пару раз в полгода родители из Москвы прилетают. На «Крылья» приезжал дядя из Дагестана. В прошлом сезоне на кубковый матч с ЦСКА человек 15 родственников было.

— Кто твой главный болельщик?

— Вся семья. Больше всех переживают за мои успехи, наверное, папа и старшие братья. Причем даже больше меня самого. К сожалению, одного из братьев не стало почти два года назад. Рашид смотрел все мои матчи и очень поддерживал. Своей семье и ему, частности, я всегда посвящаю свои голы и победы.

— Когда включаешь телефон в раздевалке после игры, чьи сообщения читаешь первыми?

— Всегда мамины! Она причем не смотрит матчи. Слишком переживает. Для нее главное, чтобы со здоровьем все было нормально. Но я знаю, что, когда включу телефон, там обязательно уже будет от нее сообщение.

— Помню, у нас Вконтакте было голосование на лучшего игрока месяца с тобой в претендентах, но твой папа проголосовал не за тебя.

— Кажется, он тогда за Крамаренко голос отдал. Он знает, что мы дружим, видимо, хотел таким образом его поддержать, когда у Сергея тут не все получалось и было мало игрового времени.

— Почему у Крамаренко не получилось?

— Не сказал бы, что прям откровенно не получилось. Во второй лиге был отрезок, который он провел стабильно и очень качественно, выходя в стартовом составе.

— Он не жалеет, что перешел в свое время в «Аланию»?

— Нисколько! Он очень доволен, что поиграл за нашу команду, что познакомился со столькими хорошими людьми. Да, он получал меньше игровой практики, чем он ожидал. Но это футбольная жизнь, всякое бывает и все мы это понимаем.

— Как у него дела сейчас?

— Все нормально. Бьется за «Кубань-Холдинг» за путевку в ФНЛ. Если удастся, это будет, кажется, четвертая команда, с которой он заработает путевку наверх. В «Холдинге», кстати, немало осетин играет. Он говорит, что будто бы и не уезжал из Осетии.