Футбольный клуб Алания Владикавказ
Официальный сайт футбольного клуба

Алания Владикавказ

Давид Дзахов: «Я хочу отдать этому клубу частичку себя»

Полузащитник «Алании» дал развернутое интервью, в котором поделился мнением о текущем положении дел в команде, вспомнил матч против Спартака Артуровича и рассказал о постоянно преследующих его травмах.
22.11.2021 23:40
Давид Дзахов: «Я хочу отдать этому клубу частичку себя»

— Давид, ты долго отсутствовал из-за травмы на предсезонных сборах. Расскажи подробнее, как ты получил повреждение?

— На одной из тренировок я почувствовал боль в колене. Сначала я не придал этому значения. Продолжил выполнять упражнение. Думал, ну заболело и заболело, чего не бывает? Как говорят у футболистов: «Только у мертвого ничего не болит». Понадеялся, что ничего страшного не произошло. Но затем после тренировки, когда уже немного остыл, почувствовал сильный дискомфорт в колене. Сказал об этом врачам. Изначально ничего опасного разглядеть не удалось. Сделали укол противовоспалительного. Предположили, что у меня воспалилась боковая связка колена. Такое часто случается. Я спокойно продолжил тренироваться, клеил что-то согревающее, думал, что само пройдет. Но боль продолжала беспокоить. Сделали МРТ. Заметили, что слегка поврежден мениск. Решили, что нужно взять паузу. Затем мы с командой уже вернулись со сборов во Владикавказ. Мне сделали повторное МРТ. Вроде бы все было в порядке. Я вышел на очередную тренировку, но снова неприятные ощущения начали донимать. Тогда я вновь проконсультировался с нашими врачами и отправил снимки МРТ знакомому врачу, который на тот момент трудился в сборной, Эдуарду Безуглову. Он посоветовал обойтись без операции, сказал, что не нужно трогать мениск. Выяснилось, что у меня отек кости, помимо повреждения мениска. Это травма с накопительным эффектом, которая дала о себе знать на сборах. В итоге «общим умом» мы все пришли к тому, что мое колено оперировать не стоит. Я постоянно ходил на процедуры и в бассейн, занимался в зале с нашим тренером по физической подготовке Бранимиром Петровичем, пил таблетки. Я употреблял их в таком количестве, что можно было даже к еде не притрагиваться! (смеется). В подобном ритме я провел полтора месяца. Вроде бы стал чувствовать себя лучше, вышел потренироваться на поле, все было отлично, ничего меня не беспокоило. Затем я пришел на тренировку в общей группе, приступил к разминке, хорошо разогрелся. Помню, как дальше на одном из упражнений я обыграл одного из партнеров, а потом с носка пробил по воротам. После резкого разгибательного движения при ударе я почувствовал жгучую боль прям в том же месте. Решил не подавать виду, ждал пока отпустит, потихоньку продолжил тренировку. Но понял, что все, дальше тренироваться не могу. Было очень обидно, сразу же негативные мысли полезли в голову, но ничего не поделать. После этого рецидива пришли к мнению, что обязательно нужно делать операцию. Врачи быстро сориентировались. Через два дня меня прооперировали, потом начался новый этап реабилитации. По факту, я выбыл на четыре месяца. Пришлось смириться. 

— До этого ты получал подобные повреждения или это первая настолько серьезная травма в твоей карьере?

— Разные травмы бывали. Когда был помоложе, тот же мениск приходилось «чистить». Но после тех операций уже через пару недель я возвращался в строй. Отчетливо помню, как меня преследовал злой рок во времена моих выступлений в сезоне, когда я, будучи в аренде, играл за «Шинник». Мне постоянно мешали повреждения, один матч сыграю, потом два пропускаю, и так постоянно! Однако, главный тренер команды Александр Побегалов продолжал выпускать меня в старте, так как я, несмотря на травмы, стабильно отмечался результативными действиями. Мне мешали боли в области ахиллова сухожилия. Я даже прикоснуться к этой области ноги не мог нормально. Вот через такой дискомфорт мне приходилось проходить каждый раз. Помню, мы играли против «Кубани», победили тогда — 1:0, кстати, Спартак Артурович защищал на тот момент цвета краснодарского клуба. Я уже на разминке чувствовал, как «ахилл» воспаляется, прям очень неприятные ощущения испытывал. Все равно вышел на поле и забил ближе к 17 минуте. Я смог дотянуть до 30 минуты в том матче, но затем понял, что еще немного и сухожилие, наверное, порвется. Пришлось замениться. Подобная ситуация была и в игре против «Сибири». Тренер зашел в раздевалку и сказал: «Давид, если ты продолжишь так же стабильно забивать, то после каждого гола можешь сразу же спокойно меняться». (смеется).

— Удалось окончательно разобраться с травмой?

— Да! И слава богу. После встречи с «Нефтехимиком», 6 октября, как сейчас это помню, я осознал, что так дальше продолжаться не может. После УЗИ стало ясно, что у меня произошел надрыв. Полечился, «залатался» и через 10 дней вышел на тренировку в общей группе. Во время одного из упражнений я сделал движение в сторону после резкой смены направления, а дальше последовал невыносимой боли «укол» под икроножной мышцей. Постарался не подавать виду, но Александр Михайлович заметил и сразу же отправил к врачам. Затем я полетел в Москву в центр спортивной медицины «Локомед». Сделал там УЗИ, которое показало, что все в порядке. На радостях позвонил тренеру и сообщил, что скоро смогу вернуться. Он, конечно, обрадовался, сказал, что ждет меня уже на предстоящей игре в строю. Я на следующее же утро отправился в отличном настроении на утреннюю тренировку все в том же «Локомеде». Приступил к упражнению на частоту и в какой-то момент я просто упал на пол из-за дикой боли. Думал, что все, конец, порвал окончательно. У меня аж сразу же слезы из глаз брызнули. Честное слово, будто прокляли меня! Снова пришлось ехать на очередное УЗИ. Я даже на педаль со всей силы надавить не мог. Ну, мне и сообщили, что произошел рецидив, рубец еще не зажил. А я все думал, как мне это Александру Михайловичу то говорить?! Были мысли, что он и вовсе меня за дурачка примет. Но он сказал, чтоб я успокоился, так как впереди нам уже предстояли зимние сборы, торопиться было особо некуда. Я решил восстановиться и вернуться в строй максимально быстро. Но, не поверите, только я ступал на поле, как сразу же появлялась знакомая уже боль в области «ахилла». Таким образом, я пропустил ровно полгода из-за лечения. Это был очень сложный период. Я рад, что смог все это преодолеть.


 

— Последние месяцы ты занимался под руководством тренера по физподготовке. Как тебе работа с Бранимиром Петровичем?

— Я давно знаком с Бранимиром Петровичем. Мы отлично ладим и взаимодействуем с ним без каких-либо проблем. Контакт у нас налажен. Долго и упорно мы занимались моим восстановлением. Слава богу, сейчас я чувствую себя уже гораздо лучше. В том, что я так долго прихожу в себя после травмы нет чьей-то вины. Возможно, мне стоило решиться на операцию сразу же, не мешкая. Но, как говорится, мы предполагаем, а господь располагает. Естественно, все хотели, чтобы я восстановился как можно раньше. Все старались ради этого и прикладывали максимальные усилия. И Бранимиром Петрович, и наш медицинский штаб, и массажисты — абсолютно все постоянно мне помогали. Но, к сожалению, получилось так, как получилось. От этой всей ситуации страдаю больше всех, понятное дело, я сам. На самом деле, с тех пор как я перешел в «Аланию», мне так и не удалось показать свой максимум! Это очень сильно мучает меня изнутри, ведь, я знаю, на что я способен. Тренерский штаб приглашал меня помогать этому клубу. Но от моего слишком большого желания быстрее восстановиться, постоянно происходили какие-то рецидивы… Так и не смог до сих пор показать себя на все 100%. 

— Насколько тяжело ментально переносить подобные моменты в карьере?

— Только профессиональный спортсмен сможет понять другого спортсмена. В сложившейся ситуации мне приходится очень тяжело. Я каждый день засыпал и просыпался с обидой на судьбу. Когда ты не можешь реализовать полностью свой потенциал из-за постоянно преследующих тебя травм, то морально становится тяжело все это переносить. С какими тренерами я бы ни работал, в каких командах бы ни играл, всегда слышал одно, что потенциал у меня есть, да какой! Но здоровье постоянно подводит... Никто, кроме профессионального спортсмена, не сможет понять этого. Вроде бы ты тренируешься по два раза в день, соблюдаешь режим сна и питания, ответственно подходишь к своему делу, стараешься постоянно набирать, но тут снова вмешивается какая-то травма. И все нужно начинать по новой. Я никогда не тренируюсь спустя рукава. Отец приучил меня всегда отдаваться полностью и максимально выкладываться. Если ты хочешь что-то получить от дела, которому посвящаешь себя, то нужно на 100% отдаваться ему. Это правило для меня свято с самого детства. Даже пацаны меня порой подкалывают. Хадарцев и Засеев, шутя, постоянно меня пытаются остановить на тренировке: «Спокойно, Давид, спокойно, не нужно так рвать с самого начала разминки». (смеется). А у меня это «на автомате» уже срабатывает. Я всегда мечтал защищать цвета родной команды. Переходил сюда с воодушевлением. Я хочу отдать этому клубу частичку себя. Но эти злосчастные травмы и повреждения не позволяют мне выложиться на максимум, к сожалению. Очень тяжело психологически переживать такие периоды в карьере.

— Когда можно ждать твоего полноценного возвращения на поле?

— Понятно, что это решать тренерскому штабу. Я готов сыграть и прямо сейчас, если это понадобится. Но, если быть честным с самим собой, четыре месяца отсутствия, к сожалению, дают знать о себе. Игровой тонус теряется, даже если ты выбываешь на две недели, а я находился вне поля гораздо дольше. Подобное сказывается на любом игроке. И я понимаю, что пока я еще не набрал необходимые физические кондиции. Тренировки в общей группе — это уже счастье для меня! Нахождение с командой на тренировках и матчах меня искренне радует, мне очень этого не хватало. Как бы это ни звучало, но даже на скамейке запасных от меня есть хоть какая-то польза. Стараюсь помогать парням, подсказывать при возможности, подбадривать их. Недавно принимал участие в двусторонке на тренировке и чувствовал себя намного лучше. Готов помогать команде. Чувствую, что уже близок к полноценному возвращению!


 

— Были ли сомнения у футболистов «Алании» насчет успешного выступления в сезоне, учитывая тяжелый старт команды?

— Сомнений никаких не было. Потому что, например, лично я сейчас не вижу ни одну команду, которая была бы сильнее или на голову выше нас. В прошлом году еще можно было отметить «Крылья». Но и тут я бы не сказал, что они были выше классом, чем «Алания». Они просто были стабильнее остальных. Для меня это не было чем-то удивительным, так как я знаю их главного тренера Игоря Витальевича Осинькина как отличного специалиста. Он привел в команду игроков, которых прекрасно знал, подобрал состав, выработал четкий атакующий стиль. Я не сомневался, что они покажут хороший результат. «Крыльям Советов» удалось набрать ход и демонстрировать стабильность. Если вспомнить наши с ними встречи, то я бы сказал, что «Алания» проиграла не оппоненту, а самой себе. Мы точно не играли хуже, чем наши соперники. Что касается старта в нынешнем розыгрыше, да, было тяжело, так как мы в ФНЛ выступаем второй сезон, к нам привыкли, под нас научились подстраиваться. В первом сезоне команде удавалось грамотно использовать элемент неожиданности в свою пользу. Но сейчас противники стараются подходить к анализу «Алании» более тщательно и серьезно, я считаю. Но никаких сомнений насчет успешного выступления в текущем сезоне ни у кого в команде не было, даже несмотря на сложный старт.

— Взбираться вверх по турнирной таблице тяжелее, чем удерживать лидирующие позиции?

— Удерживать сложнее, 100%! Когда ты преследуешь кого-то, тебе бывает легче психологически. Здесь работает человеческий фактор, можно сказать. Самое главное — победить в финишном забеге. Нужно более или менее стабильно пройти сезон. Нельзя далеко отпускать никого, необходимо постоянно находиться не дальше, чем в шаге от соперника. А в конце надо выиграть финишный спринт! Постоянно «тянуть лямку», двигаясь в лидерах, очень тяжело. Все время приходится оглядываться назад, нельзя ошибаться. Это все простая психология. Все люди ментально устроены по-разному. Кто-то может спокойно переносить давление, а кого-то это давление может подкосить.

— Первый круг ФНЛ уже позади. Как можешь оценить выступления команды в первой части сезона?

— Как говорит Спартак Артурович: «Сыграли хорошо, двигаемся уверенно, идем сейчас неплохо, но этого мало». Он дает нам понять, что всегда будет мало, что постоянно нам требуется больше, чем есть! Чтобы быть всегда первыми, нужно беспрерывно достигать максимального результата. Я считаю, что наше нынешнее положение дел можно оценить как «хорошо». Но решающей все равно будет вторая часть сезона. Кто к ней лучше подготовится, тот и займет пальму первенства. Сейчас мы идем хорошо, но этого мало! Нахождение в первой четверке является удовлетворительным результатом на данный момент, но мы, ведь, хотим быть первыми.


 

— Ты внимательно следишь за конкурентами «Алании»?

— Нет, не сказал бы. Иногда из любопытства могу что-то глянуть, почитать новости. Но больше слежу не за конкурентами, а за матчами команд, в которых выступают знакомые ребята, земляки, друзья. Интересно бывает наблюдать за играми той же «Кубани». У них недавно тренер сменился, заиграли по-новому, там выступают Таказов и Гиголаев. Краснодарцы выиграли четыре или пять матчей подряд, рад за наших пацанов! За условными «Оренбургом» и «Торпедо» я не слежу, никакого интереса к ним нет. Потому что не вижу смысла смотреть на них. Цыплят по осени считают, а в футболе по весне считают очки. Тогда и видно будет, кто на что горазд, кто какое место займет. Наша задача — успешно двигаться от игры к игре. Нам просто нужно набрать за определенное количество игр определенное количество очков, и все! Повторюсь, нет необходимости ни за кем следить. Можно посмотреть некоторые моменты матчей предстоящего соперника, да и то у нас для этого есть аналитический отдел, который прекрасно разбирает игру оппонентов перед каждой встречей. Буду честен, я и РПЛ редко смотрю, только матчи грандов. На Лигу чемпионов можно глянуть иногда. У футболистов, выступающих в этом турнире, можно многому научиться, почерпнуть что-то для себя. За ними интересно наблюдать.

— Что из спортивных передач предпочитаешь смотреть в свободное время?

— Люблю турниры UFC смотреть. Если в одно и то же время будут транслировать интересный кард UFC и хороший футбольный матч, то я скорее выберу просмотр ММА. Недавно в ночь с шестого на седьмое ноября в главном событии вечера бились Гейджи и Чендлер. В карде этого же турнира во второй раз встречались Чжан и Намаюнас, а также Усман с Ковингтоном. «Топил» за Камару, очень хотел, чтобы он дал жару Ковингтону! Проснулся в шесть утра и с удовольствием посмотрел все эти поединки. Кстати, все мои фавориты свои бои выиграли!

— Твой младший брат профессионально занимается хоккем, выступает в Швеции. Удавалось, учитывая твой плотный рабочий график, попасть хоть раз на его игру?

— К сожалению, нет, хотя очень хотелось бы. Но за выступлениями его команды, естественно, слежу. Болею и переживаю за него!


 

— У самого никогда не было желания попробовать себя в этом виде спорта?

— Нет, я с детства постоянно играл именно в футбол. Родители рассказывали, что я с тех пор как начал ходить, постоянно лупил мяч с обеих ног. Говорят, что еще мой дед водил меня по соседям и показывал всем, как я могу сильно пробивать по мячу. (смеется). В моем случае никакой другой вид спорта, кроме футбола, даже не рассматривался. А среднего и младшего братьев отец отдал на хоккей, так как сам его очень любил. Мы тогда жили в Москве, рядом находился «Ледовый дворец». У младшего «поперло», а среднему, к сожалению, запретили в дальнейшем продолжать из-за проблем с сердцем. 

— По твоим словам, отец часто помогает тебе советами в течение карьеры. Что обсуждали с ним в последний раз?

— В последнее время он часто интересовался моим самочувствием. Переживал за мое восстановление. Говорит, что не так много времени осталось у меня в качестве игрока на поле. Требует, чтобы я напоследок я громко заявил о себе. (улыбается). Он всегда говорил мне, что я не хуже остальных. Повторяет, что 33 года — это не приговор. Ставит в пример того же Криштиану Роналду, который в 36 лет зажигает в АПЛ. Естественно, у каждого человека своя генетика, определенные собственные данные, Криш, конечно, — в космосе. Но с кого еще брать пример, если не с таких, как он?! Мне даже пацаны в команде, на самом деле, не верили, когда я озвучивал свой возраст! Хетаг Кочиев, кажется, до сих пор не верит, что мне уже за 30. (смеется). Порох в пороховницах у меня еще есть. Если бы я чувствовал, что я уже не тяну, то не мешался бы под ногами. Мои простои и отсутствие возможности помочь остальным из-за травм сильно меня напрягают. Повторюсь, я не хочу просто быть в клубе, я хочу приносить ему пользу! Хочу писать новую историю «Алании». Хочу оглянуться назад и испытать гордость за то, что помог родному клубу.

— В одном из своих интервью ты сказал, что настоящие ценности жизни заключаются не в материальных благах, а в особом состоянии души. Ты действительно так считаешь?

— Да, я считаю, что материальные блага второстепенны в нашей жизни. Понимаю, в нынешнее время тяжело существовать без определенного достатка, это правда. Для меня душевное равновесие и человеческие отношения занимают первое место. Не хочу кичиться, бахвалиться и заниматься словоблудием. Но вы можете спросить любого моего знакомого, он сам все расскажет обо мне. Я стараюсь говорить о себе не словами, а своими поступками. Пожертвую самым последним, лишь бы мой друг, родной человек находился в благополучном состоянии. А что дальше буду делать я — уже второй вопрос. Ведь, когда люди вот так друг за друга держатся, то это и есть богатство! Оно в этом и заключается. Нужно прожить свою жизнь так, чтобы при упоминании твоего имени у людей на лице появлялась улыбка, а в душе — теплые воспоминания. Мне, например, деньги нужны только для того, чтобы я мог улучшить жизнь окружающих меня людей, чтобы они ни в чем не нуждались. А сам я мог бы спокойно жить у себя на участке где-нибудь в горах! В спорт я шел не ради огромных заработков. Я просто хотел заниматься своим любимым делом и быть в нем одним из лучших. Мечтал, чтобы мои родители, мои соотечественники и земляки мной гордились. Я всегда старался и «рвал задницу» изо всех сил, чтобы услышать похвалу от отца, чтобы видеть в его глазах гордость за своего сына! Материальные блага не являются залогом счастливой жизни. Богатство кроется в спокойствии души и человеческих отношениях с окружающими.

— Когда-нибудь задумывался о завершении карьеры?

— Пока еще, к счастью, меня не посещали мысли об этом. Во мне все еще есть голод. Я не хочу останавливаться. Бывало такое, что все надоедало, раздражало, пропадало желание заниматься футболом. Но потом брал мяч, выходил на поле и осознавал, что люблю это дело и жить без этого не могу. Когда у тебя получается то, что ты любишь — это самый чистый кайф. Становится страшно, когда задумываюсь, что рано или поздно это все закончится...

— Чем планируешь заниматься после того, как повесишь бутсы на гвоздь?

— Я обсуждал с отцом это вопрос. Он советовал мне податься в тренеры. Безусловно, это тоже интересное занятие, хоть и сложное. Папа настаивает на том, чтобы я продолжил заниматься футболом после окончания игровой карьеры в качестве тренера. Но я себя пока еще в этом деле, увы, не вижу. Пока мне сложно как-то однозначно ответить на этот вопрос.

— Сослан Качмазов и Азамат Томаев хотели бы вместе начать тренировать футболистов. Хотел бы в будущем стать частью такого тренерского штаба?

— Почему нет? (смеется). Если бы именно они позвали меня, то я бы не смог отказаться! Они по-настоящему хорошие парни, добрые, воспитанные и отзывчивые. Сослана я знаю подольше, чем Азамата. Они оба являются порядочными мужчинами. А когда человек зовет тебя заниматься общим делом, то первое, на что ты обращаешь внимание, — это порядочность. Так что, с удовольствием в будущем приступлю к работе в тренерском штабе с Качмазовым и Томаевым!