Футбольный клуб Алания Владикавказ
Официальный сайт футбольного клуба

Алания Владикавказ

Георгий Джиоев: «У нас нет большого опыта, но есть желание и страсть»

Тренер нашей команды — о философии клуба, поисках себя после карьеры футболиста и респектах именитых специалистов.
02.12.2020 17:28
Георгий Джиоев: «У нас нет большого опыта, но есть желание и страсть»

- Георгий Гурамович, чем конкретно вы занимаетесь в тренерском штабе?

- Больше внимания уделяю обороне, но в целом, мы работаем сообща и все вопросы решаем вместе.

- Когда впервые задумались о том, чтобы перейти на тренерскую работу?

- Я никогда раньше об этом не задумывался. Даже предположить не мог, что после завершения карьеры буду связан с футболом. Спартак Артурович принял предложение Владимира Габулова возглавить владикавказский «Спартак» и предложил мне пойти в команду его помощником. Я согласился.

- Сколько прошло времени с того момента, как вы закончили карьеру до того, как стали тренировать?

- Около четырех лет.

- Чем все это время занимались?

- Деятельностью, не связанной с футболом, которая позволяла мне больше времени уделять семье и детям.

- Пришлось какие-то новые навыки получать?

- Регулярно работаем над этим. Проходили обучение в Высшей школе тренеров, узнавали много нового, совершенствовали навыки. Хоть я и посвятил всю жизнь футболу, но только сейчас осознал, как сильно отличается работа футболиста и тренера.

- Например?

- От футболиста требуется труд и самоотдача, получать удовольствие от процесса. У них есть тренировочное время, теоретические занятия, после этого они свободны. Но вектор команде задает тренерский штаб. На них ложится большой объем кропотливой рутиной работы.

- Когда человек занимается какой-то деятельностью, как правило, у него бывает ориентир или пример, которому он хочет соответствовать. Для «Алании» есть такой ориентир?

- У каждого тренерского штаба свое видение и свой путь. Если исторически взять «Аланию», то мы ведь никогда не были обороняющейся командой, и Спартак Артурович, в прошлом нападающий, продолжает прививать команде атакующий футбол, который нравится нашим болельщикам.

- Это можно назвать философией клуба?

- Да, вполне. Когда «Алания» играла от обороны? Может когда-то и играла, но при нас такого точно не было.

- Вы – один из немногих осетинских футболистов своего поколения, который в «Алании» практически не играл. Когда начинали заниматься футболом, родная команда была пределом мечтаний?

- Да, конечно. Помню, как мальчишкой ходил на стадион, смотрел на игру Бахвы Тедеева, Инала Джиоева, Артура Пагаева. После этих игр я был так вдохновлен, что, приходя со стадиона, брал мяч и продолжал тренировался до поздней ночи. У каждого человека должен быть ориентир, к которому нужно стремиться. Раньше многие грезили играть в «Алании». К сожалению, в моей карьере этого не случилось. Я в родной команде по большому счету так и не поиграл.

- Никакой обиды из-за этого на прежнее руководство не осталось?

- Было досадно, будучи в основной команде, надеялся получить шанс играть в основном составе. Но то было непростое время для клуба и мало кому из молодежи представлялась такая возможность. Сложно было конкурировать с иностранными футболистами по разным причинам. Чтобы доверить место в составе в такой ситуации молодому защитнику, у тренера должны быть стальные сами понимаете что. Обиды никакой нет, хотя в то время мысли были разные.

- Вы дебютировали в 2003 году в матче на Кубок Премьер-лиги против «Черноморца» при Ревазе Дзодзуашвили. Чем он запомнился?

- Запомнился тем, что привлекал в состав молодежь. Около пяти футболистов из дубля при нем начали тренироваться с основным составом. Ценил профессионализм со стороны футболистов. Оценить его тренерскую работу тяжело, мне было всего 17 лет на тот момент. После этого матча я готовился к дебюту в домашнем матче с «Крыльями Советов», но в двусторонней игре получил травму и выбыл на длительный период.

- Он ведь вас сватал в рижский «Сконто»?

- Да, я даже ездил туда. Дзодзуашвили познакомил меня с футбольным агентом, я поехал в Ригу, но мне там пришлось не по душе. Латвия – совсем не футбольная страна. Там больше любят баскетбол.

- Но все же Европа!

- Да брось! Мне было 18 лет, я хотел играть в футбол. У меня была возможность остаться, но я решил, что мне будет интереснее в Первой лиге чемпионата России. Хотя, Рига – великолепный город.

- Расскажите историю о том, как вы на заре карьеры оказались в Воронеже.

- После моего вояжа в Ригу, мне поступило предложение из Воронежа. По приглашению Валерия Нененко приехал на сборы «Факела» и остался. Удачно отыграл сезон и на следующий год оказался в «Кубани» у Павла Яковенко.

- Яковенко, которого по тяжести тренировок сравнивают с Газзаевым?

- Я не тренировался у Газзаева, но поговаривают, что нагрузки у Яковенко мало с кем сравнятся. Я думаю, что Спартак Артурович со мной согласится.

- Молодому футболисту было совсем тяжело?

- Очень тяжело. Таких нагрузок у меня не было ни до него, ни после. И нужно отдать ему должное, - многие футболисты после «Кубани» Яковенко перешли в топ-клубы. Некоторые вызывались в сборную.

- Но давать такие нагрузки — это ведь прошлый век?

- По моему мнению, без беговой работы не обойтись. Тренировочный процесс совершенствуется, меняются акценты, мы стараемся давать ту же нагрузку в работе с мячом.

- У Яковенко много футболистов ныло?

- И ныли, и выли, но работали. Не все могли выдерживать по четыре тренировки в день. Он говорил: «Мне не важно, Роберто Карлос ты или Паоло Мальдини, если сильнее – играешь ты».

- Давайте вспомним ваш опыт в «Кубани».

- Время в «Кубани» было, пожалуй, самым запоминающимся в моей карьере. В команде было много осетин: Владимир Габулов, Алан Касаев, Спартак Гогниев, Виталий Чочиев, Эльбрус Зураев, Аслан Засеев, - нам всем есть что вспомнить за чашечкой чая.

- Касаев пробыл в «Алании» довольно недолго.

- Он – футболист топ-уровня, двукратный чемпион России. Но как сказал один итальянский тренер: «Если у тебя собраны лучшие игроки, это не значит, что у тебя лучшая команда». У нас много молодых хороших футболистов есть, которым нужно давать дорогу.

- В Краснодаре вы работали с Сергеем Овчинниковым и очень тепло о нем отзывался.

- Да, он один из тренеров, от которых у меня остались очень хорошие впечатления.

- В бытность футболистом он был супержестким.

- Когда его назначали, я тоже думал, что будет тяжело. Но он оказался спокойным и грамотным. Могу о нем только хорошие слова сказать.

- Помню, как ярко и зрелищно при нем заиграла «Кубань», но потом что-то пошло не так. Сейчас Овчинников уже около 10 лет не занимается самостоятельной работой.

- Дебют у него был очень ярким, - в первых пяти турах нам удалось одолеть «Спартак», «Локомотив» и ЦСКА, позже коммуникации в клубе у него не заладились. Сейчас он работает в ЦСКА, выиграл с ними чемпионат России и Кубок страны.

- Валерий Непомнящий – самый мягкий тренер в вашей карьере?

- Он хороший дядька. Запомнился мне больше, как добрый позитивный человек и тренер с мягкой силой.

- Может тренер, будучи таким мягким, успешно работать и добиваться задач?

- Наверняка может, раз он дошел до четвертьфинала чемпионата мира с Камеруном. Дзюбу, например, он вытащил после скандала в «Спартаке». Кузьмич его взял к себе, и Артем при нем раскрылся, стал забивать. Я играл с ним, он реально классный нападающий.

- У него всегда были хорошие взаимоотношения с партнерами?

- В плане коммуникации он – молодец. Он всегда душа компании. Располагает к себе, с юмором.

- Сейчас он сильнейший нападающий в стране?

- На сегодняшний день – да.

- Это говорит, в первую очередь, о нем, или об уровне российского футбола?

- Я думаю, об уровне футбола. Потому что его даже сравнить не с кем. Раньше была конкуренция. Были Аршавин, Кержаков, Гогниев, Павлюченко, Кириченко. Сейчас есть, разве что, Соболев. Он, кстати, тоже молодец. Был в Томске, его из дубля подтягивали в основной состав. Настоящий сибирский парень, с характером. Но до Дзюбы ему еще работать и работать. Но он и моложе намного.

- Вы уехали в Сочи, когда там планировалось создать нечто грандиозное, но в итоге оказался пшик. Почему?

- Это было как раз после Томска. У меня закончился контракт, я приехал домой и сломал плюсневую кость. Мне позвонил Станислав Черчесов, мы пообщались, и я решил ехать в Сочи. Планы у клуба были большие, ставили задачу выхода в Премьер-лигу, набрали хороших футболистов. Да и молодой был, 23 года. Через некоторое время начались проблемы с финансированием. И в скором времени нам объявили, что футбольный клуб — банкрот.

- Впечатления от работы с Черчесовым остались?

- Профессионал! Дисциплина у него на хорошем уровне. Он очень требователен к футболистам, но в первую очередь к себе. Мне запомнилась его фраза: «У всех обычно ПОСЛЕ игры, а у меня всегда ДО игры».

- Вам нравится футбол, в который сейчас сборная играет?

- Лет пять назад по моему мнению команда была сильнее.

- После Сочи случилась Пермь.

- Да, я вернулся из Сочи не в самой лучше форме. Мне позвонил Рашид Рахимов и пригласил в пермский «Амкар». Начал набирать форму и, к сожалению, снова получил травму, которая сулила долгое восстановление после неудачной операции, после чего я выбыл на два года. Немцы тогда сказали, что это финиш. Шансов было мало, но желание вернуться в футбол было огромным. И у меня получилось! Отдельная благодарность Эдуарду Кундухову, с которым я начал заниматься. Когда об этом узнали немецкие реабилитологи, они были очень удивлены.

- Миодраг Божович - самый веселый тренер в карьере?

- Думаю, да. Шутил, любил анекдоты. Веселый дядька.

- В «Амкаре» в то время было много болгар.

- Да. Нужно отметить то, что они очень профессионально относились к своему делу. Мне запомнились Георги Пеев и Захари Сираков. Это были примеры для подражания.

- Когда с помощью Кундухова стали возвращаться в норму, появились варианты продолжения карьеры?

- Поступило предложение поехать в «Луч-Энергию». В одном из разговоров я дал слово Александру Григоряну, что останусь и помогу команде, хотя желания ехать на Дальний Восток у меня не было. И учитывая наши еженедельные перелеты из одного конца страны в другой, нам удалось добраться до полуфинала Кубка России.

- Прельстила возможность вернуться в футбол или хорошие условия предложили?

- Не было там суперусловий. Зарплаты были не высокими и выплачивались с большими задержками. Просто очень хотел вернуться!

- А чем занимались те два года, что лечили колено?

- Горы, охота, отдых.

- Футбол снился?

- Признаюсь честно, было такое! Думаю, потому что я, к сожалению, не наигрался.

- Перед началом сезона в ПФЛ вам ведь предлагали включиться в заявку.

- Да, я отказался, но был в шаге, чтоб принять это предложение.

- А почему отказались?

- Убежден, что нужно заниматься либо одним делом, либо вторым. Играющим тренером быть неправильно.

- Вы ведь выходили пару раз на сборах в контрольных играли.

- Я с огромным удовольствием выходил, желание играть никогда не пропадет.

- Насколько тяжело было перестроиться из футболиста в тренеры, учитывая, что с некоторыми нынешними игроками «Алании» вы вместе выходили на поле?

- Ребятам нужно отдать должное. Несмотря на то, что раньше мы играли вместе, сейчас они четко понимают, как должны выглядеть коммуникации между нами на поле, и за его пределами.

- Было за время работы в «Алании», чтобы кто-то из людей с именем выражали респект за ту работу, что вы со штабом делаете?

- Во время сборов на игру с «Чайкой» приезжал Курбан Бердыев. Ему команда понравилась, после игры встречались с ним, пообщались в теплой обстановке. Он заглядывал к нам на тренировки, подсказывал нюансы. Сказал, что из этой команды можно слепить что-то по-настоящему стоящее.

- Это воодушевляет?

- Еще бы! Бердыев – тренер с огромным опытом. И человек он располагающий к себе. Много полезного почерпнули, спасибо ему. В сравнении с «Оренбургом» и «Крыльями Советов», в которых собраны более опытные футболисты, поигравшие на уровне Премьер-лиги, у нас молодая команда, для нас, каждая игра, как последняя. У нас нет большого опыта, но есть желание и страсть.