Футбольный клуб Алания Владикавказ
Официальный сайт футбольного клуба

Алания Владикавказ

МАКСИМ ФРОЛКИН: «ФУТБОЛ — ЖЕСТОКИЙ ВИД СПОРТА, ГДЕ ВЫЖИВАЮТ СИЛЬНЕЙШИЕ!»

Тренер вратарей «Алании» рассказал о судейской карьере, вспомнил международный опыт и поделился мнением об осетинской школе голкиперов
30.09.2021 19:30
МАКСИМ ФРОЛКИН: «ФУТБОЛ  — ЖЕСТОКИЙ ВИД СПОРТА, ГДЕ ВЫЖИВАЮТ СИЛЬНЕЙШИЕ!»

— Я родился и вырос в Краснодаре. Футболом начал заниматься там же, когда пошел в третий класс. Вся моя жизнь связана с этим видом спорта. Когда был еще совсем мальчишкой, отца командировали в Монголию, мы переехали туда всей семьей. Прожили там целых три года. А по возвращении домой я встретил друга детства, который на тот момент увлекался футболом. Я и решил начать заниматься спортом вместе с ним. Мы по сей день тесно общаемся, дружим семьями. Любовь к этому виду спорта мне привил Евгений Николаевич Бузникин. Я благодарен ему за это, не пожалел, что выбрал футбол!

— Расскажите про старт вашей профессиональной карьеры футболиста.

— Старт моей карьеры удался, благодаря Георгию Константиновичу Безбогину. В свое время он организовал клуб «Колос», который стал альтернативой краснодарской «Кубани». Георгий Константинович старался собрать в команде молодых и талантливых ребят. Мне посчастливилось туда попасть. Толчок моей профессиональной карьере дал именно этот клуб. Хотя до этого я успел поиграть в аренде за «Ниву» из Славянска-на-Кубани и за «Кубань» из Бараниковска, будучи на контракте у «Колоса». Уже потом меня пригласили в основную команду «Колоса», в составе которой мне удалось пробиться со второго дивизиона в первую лигу. Я дебютировал в этой лиге в возрасте 20-ти лет. Став игроком основного состава, я сменил Алексея Павловича Прудникова, бывшего на тот момент олимпийским чемпионом. Он тоже многое мне дал, всегда делился своим опытом, не оставался в стороне. Мы и по сей день с ним общаемся, не теряем связь.

Вы долгое время выступали за команды Краснодарского края. Что можете вспомнить о периоде, проведенном вне Южного округа?

— В Краснодарском крае я провел, от силы, половину своей карьеры. У меня были командировки в «МЧС-Селятино», который тогда возглавлял Леонид Васильевич Назаренко, год я отыграл в нижнекамском «Нефтехимике». Оттуда перешел в волгоградский «Ротор», который выступал на тот момент в Премьер-лиге. Затем перебрался в «Кубань», потом пополнил состав команды «Авангард» из Лазаревского. То был, кстати, первый опыт Сергея Николаевича Галицкого в футболе. После я попал в «Содовик» Стерлитамак, хорошая была команда в Башкирии. Мы тогда решили задачу по выходу в ФНЛ. А в 2006-м году я решил завершить профессиональную карьеру футболиста в майкопской «Дружбе». Получается, в Краснодаре я не так уж и много поиграл.

Почему решили повесить перчатки на гвоздь уже в 32 года?

— Закончил слишком рано, потому что надоели постоянные травмы. Приходилось делать операции на коленном суставе. Поэтому я решил перестать играть в футбол.

— По данным сайта Transfermarkt вы завершили карьеру футболиста в 2009-м году. Но за два года до этого вы уже начали работать на официальных матчах в качестве арбитра. Как вам удавалось совмещать карьеру футболиста и работу в судейском корпусе?

— По инерции продолжил играть в чемпионате Краснодарского края среди любительских клубов за «Динамо». Тогда там были такие ребята, как Максим Деменко и Патрис Тонго. Боюсь, что не вспомню всех, но было собрано очень много качественных футболистов в команде, которые были уже на исходе своей карьеры. Я начал заниматься судейством в 2007-м году уже после окончания профессиональной вратарской карьеры. Я, как и многие футболисты, недавно завершившие свои выступления, не мог сразу же найти себя в послефутбольной жизни. Поэтому решил попробовать себя в новом амплуа на футбольном поле. Шесть лет жизни отдал работе в судейском корпусе. В этот же период я параллельно играл на чемпионате Краснодарского края. В том же году Александр Борисович Молдованов пригласил меня в «Краснодар-2000» на должность тренера вратарей. Там и началась моя тренерская карьера. Затем в 2008-м году я перешел в структуру краснодарской «Кубани», где начал работать тренером вратарей в интернате этого футбольного клуба.



— Каково быть судьей в российском футболе?

— На самом деле, быть судьей в российском футболе тяжело. Многие люди недооценивают ту невидимую часть работы, которую проводят судьи. Работа арбитром казалась мне продолжением футбольной карьеры, потому что это дело включало в себя те же самые сборы, тренировки, официальные матчи. Судейство отличались лишь тем, что раньше я играл в воротах, а теперь выходил на поле в другой ипостаси. Для меня все это стало определенной пролонгацией профессиональной футбольной карьеры. Мне нравилось работать в судейском корпусе. Я посетил много городов, встретился со своими бывшими партнерами по команде. Случалось даже так, что я судил матчи с их участием. Но с другой стороны арбитр — это сложная профессия, однозначно. Чем выше уровень матча, тем больше давления на рефери. К сожалению, не все могут с ним справиться.

— Все знают, что вы очень спокойный и уравновешенный человек, но в матче с «Волгарем», когда арбитр назначил неоднозначный пенальти, вы эмоционально на это отреагировали. Чем была вызвана такая бурная реакция на эпизод?

— Это был чистейший эмоциональный срыв. Это не было спланированной и организованной акцией. Будучи арбитром в прошлом, я как никто другой понимаю природу судейских ошибок. Я понимаю, чем они руководствуются при принятии различных решений. Может, мне неизвестны какие-то новые концепции, своды недавно введенных рекомендаций. Помимо официальных правил игры существуют еще и рекомендации, которые помогают разобраться судьям в спорных моментах на поле. Когда я пришел в тренерский штаб «Алании», то сразу же начал стараться приносить пользу. Объяснял некоторые судейские решения, которые наши тренеры не могли понять. Пытался максимально прояснить действия арбитров. Я, можно сказать, успокаивал своих коллег, чтобы не происходили неприятные инциденты на поле. Я всегда сам корректно общаюсь с судьями, не позволяю себе лишнего в их адрес, так как прекрасно понимаю, каково им бывает. Но на матче в Астрахани я увидел редкую, вопиющую несправедливость! Арбитр того матча имеет вратарское прошлое. Я не понимаю и не принимаю то, что он не смог разобраться в игровом эпизоде с участием нашего голкипера. Это нонсенс! Поэтому я просто «взорвался». Мы увидели блестящий сейв Солдатенко, а рефери решил углядеть нарушение правил, желтую карточку и пенальти... Это, ведь, был ключевой эпизод в игре! Конечно, сдерживать эмоции было практически невозможно. Не скажу, что я сильно жалею о содеянном и сказанном. Я выплеснул эмоции. Возможно, так себя вести не стоит, так как мы являемся примером для футболистов. Болельщики смотрят матчи. Наверное, это все-таки перебор, но выдержать такую несправедливость было просто нереально. Судья своим необоснованным решением, неверным действием лишил Солдатенко блестящего сейва. Обидно, наши ребята стараются на тренировках, полностью выкладываются, а потом в матчах случаются подобные моменты.

— Оказывались ли попытки давления/воздействия на вас во время судейской карьеры?

— Разные ситуации бывали. Я и во Владикавказе много раз судил, тут тоже без неприятностей порой не обходилось. Это были определенные моменты, незакономерные эпизоды, исключения из правил, я бы сказал. В основном, везде на матчах царила доброжелательная атмосфера. Бывают, конечно, эмоциональные игры. Случаются и спокойные матчи, когда тренер после игры может поинтересоваться, задать вопросы. Если ты ему все аргументированно объяснишь, то никаких проблем не возникнет. Очень важно в случае допущения ошибки просто принести извинения. Судья может ошибиться в любой ситуации. Он может находиться в 5-ти метрах от эпизода, но в последний момент оказаться перекрытым каким-либо из футболистов. Если вернуться к моменту с назначенным 11-метровым в наши ворота в Астрахани, то я считаю, что судья мог повести себя по-мужски, и закрыть этот вопрос прямо на поле. Стоило лишь извиниться и признать свою неправоту, все бы улеглось.

— С чем связано ваше решение оставить карьеру судьи и попробовать себя на тренерском поприще?

— На это повлияли два фактора. Я судил профессиональный футбол, параллельно тренируя вратарей. Наступил тот момент, когда нужно было подниматься в тренерской карьере на следующую ступень. Я оказался в дубле «Кубани» во главе с Игорем Витальевичем Осинькиным. Как раз тогда поменялось руководство в судейском корпусе. Как говорится, новая метла метет по-своему. Один известный руководитель просто «зачистил» несколько десятков судей. В общем, у меня все совпало, как и было нужно. Меня убрали из-за возраста, на тот момент мне уже было под 40 лет. Я считался возрастным арбитром. Но я сделал шаг вперед в тренерской карьере, завершив карьеру судьи.

— Как начиналась и складывалась ваша тренерская карьера до осетинской команды?

— В 2013-м году я завершил карьеру судьи и начал работать в дубле «Кубани». В сезоне 2015/2016 я вместе с Игорем Осинькиным перебрался в штаб основного состава краснодарского клуба. Там я проработал до тех пор, пока «Кубань» не приказала долго жить. Затем у меня был, можно сказать, международный опыт работы в Академии «Виста», которая находилась в Геленджике. Где занимались развитием молодых и талантливых легионеров из Латинской Америки и Африки. Это был максимально полезный и важный опыт. Я изучал новые языки, познакомился с менталитетом молодых иностранных ребят. Мы продуктивно там работали. Многие из наших подопечных сейчас выступают в Европе. Потом я получил предложение от вновь созданной команды в Твери. Где я отработал полноценный сезон. Затем я оказался в «Алании».



До перехода в «Аланию» вы уже были знакомы со Спартаком Артуровичем?

— Как профессиональный тренер и, в прошлом, профессиональный футболист я, конечно, знал, кто такой Спартак Гогниев. Он, не побоюсь этого слова, — легенда российского футбола. Судьба свела меня с ним в «Кубани», где он и завершил свою блестящую карьеру футболиста. Там я с ним и познакомился. Он был на тот момент игроком, а я уже — тренером. У нас сложились хорошие отношения. Артурович был примером в то время для молодежи команды. Своим профессионализмом, самоотдачей и самоотверженностью на поле он воодушевлял и мотивировал остальных. Несмотря на свой солидный возраст, он отдавал всего себя до последней капли в каждом матче. И все эти качества сейчас присущи «Алании».

Почему вы решили продолжить тренерскую деятельность именно в стане «красно-желтых»?

— До владикавказской команды я трудился в «Твери». Безусловно, там сложился отличный коллектив. Там царила прекрасная атмосфера во всех смыслах этого слова. Это молодая команда, которая за полтора года достигла высоких результатов в ПФЛ. Но когда мне поступил звонок от Спартака Артуровича, то я почувствовал, что могу получить новый вызов. Как профессиональный тренер ты всегда хочешь расти и двигаться вперед. Все-таки «Алания» — это новый виток в моей карьере. Команда отлично выступает в ФНЛ. «Алания» — это республиканский бренд, эта команда — бренд всего российского футбола в целом. Получив подобное предложение, я сразу же согласился. Для меня это — выход на новый уровень.

— Вы испытывали волнение/переживание перед переходом в «Аланию»?

— Я промониторил много предыдущих матчей команды. Собирал информацию, связанную не только с новым клубом, но и изучал республику, город, быт. Я понимал, что мне придется столкнуться с чем-то новым. Но не зря же говорят, что необходимо периодически выходить из зоны комфорта. Времени на адаптацию в команде у меня ушло больше, чем я рассчитывал. Признаться, мое освоение в «Алании» и адаптация подопечных к моим требованиям завершились совсем недавно. Затянулся процесс в связи с тем, что команда пропагандирует несвойственный, специфический стиль игры. Естественно, работа вратаря при этом должна соответствовать требованиям. Нужно было привыкнуть ко всему. Но никакого страха перед переходом сюда я не испытывал. Мне импонирует подобная игра вратарей. Голкипер принимает участие в организации атаки, помогает остальным футболистам на поле.

Вам довелось работать с командами, у которых схожий с владикавказцами стиль игры?

— «Кубань» времен Калешина местами смахивала на футбол, который сейчас пропагандирует владикавказский клуб. Но все же стиль краснодарцев был более прагматичен и «засхематизирован». Футбол «красно-желтых» заметно отличается от того, который показывают остальные команды в ФНЛ. Благодаря нашему стилю команда идет в лидерах уже второй сезон подряд.

Вы трудились в таких клубах, как «Тверь» и «Кубань». Можете сравнить тренировочные процессы там и здесь, в «Алании»?

— Тренировочный процесс здесь и в предыдущих клубах, где я работал, сильно разнится. Матч — это отражение тренировок команды. Тренировки «Алании» отличаются своей длительностью и интенсивностью, обилием упражнений для отработки завершающих ударов. Тренировочный процесс нацелен на максимально качественное завершение взятия ворот нашими футболистами. Иногда мне становится жаль наших вратарей, когда им бьют, бьют и бьют всю тренировку. На самом деле, это очень непросто. Слишком много сил и эмоций уходит, когда ты на протяжении нескольких часов отражаешь большое количество ударов. Благодаря такому подходу команде удается демонстрировать столь яркий и насыщенный футбол.



Что можете рассказать об осетинской школе вратарей?

— Ни для кого не секрет, что Осетия всегда славилась хорошими, именитыми вратарями. Я думаю, что раз огромное количество вратарей играет на высоком уровне по всей России, то значит, здесь грамотно поставлена работа в данном направлении. Возможно, некоторая национальная генетика имеет место быть. Действительно, очень много не только талантливых вратарей, но и футболистов, в целом, вырастила Осетия.

Ростислав Солдатенко не выступает в роли классического голкипера в «Алании». Он является организатором атак, футболистом, участвующим в атакующих действиях команды. Как вы думаете, подобная тенденция, где вратарь выступает в роли полевого игрока будет развиваться в будущем футбола?

— Использование играющего ногами голкипера в начале атак команды уже давно набрало популярность во всем мире. Возьмите матчи последнего чемпионата Европы и посмотрите, как выходили итальянцы через Донарумму. Как хорошо швейцарцы задействовали Зоммера. Да чего далеко ходить? Недавно наша сборная играла против Мальты. Они постоянно играли через своего голкипера. За подобной игрой вратаря — будущее футбола! Все очень просто. Если ваш кипер хорошо играет ногами, если полевые игроки верно тактический располагаются, то у вас появляется преимущество в виде дополнительного полевого футболиста. Такая игра считается рискованной. Но в течение матчей прошлого сезона и за несколько игр текущего «Алания» пропустила из-за высокой позиции вратаря всего два гола. А сколько было забито мячей благодаря такой игре? Подобные ошибки не носят системный характер. Такая игра дает очень много плюсов. За Ростиславом Солдатенко я наблюдаю уже очень давно. Еще с тех времен, когда он выступал за ростовский СКА. Была даже мысль пригласить его в «Кубань». Тогда мы работали с Шалвой Керашвили. Он порекомендовал мне обратить внимание на Ростислава. Я, конечно, старался постоянно за ним наблюдать. Он тогда, если помните, еще и гол от своих ворот забил за СКА. Хороший и талантливый вратарь — штучный товар. Почему Солдатенко раскрылся именно в «Алании»? Потому что надо найти свою команду, своего тренера. Поначалу он не понимал многое из того, что я от него требовал. А сейчас уже настал тот период, когда мы с полуслова понимаем друг друга. В этом сыграл свою роль и Алан Дзуцев, который помог мне освоиться на первых порах. Очень хочу помочь нашим вратарям выйти на следующий уровень. Надеюсь, мы справимся с нашими задачами.

— Можете вспомнить команды в своей карьере, где игра выстраивалась с ключевой ролью вратаря подобным образом?

— Плюс-минус похожий опыт у меня уже был в работе с Юрием Дюпиным все в той же «Кубани». Он тоже сильно играет ногами. Поэтому мы пробовали подобные варианты розыгрыша. Конечно, не настолько ярко-выраженные, как в «Алании», но выход от вратаря тоже получался неплохо. То есть, более или менее я знаком с таким футболом, но здесь стиль игры с точки зрения голкипера намного агрессивнее и смелее. Что и дает нам преимущество перед остальными командами. Даже несмотря на ошибки, которые несколько раз случались. Важно, что Солдатенко прекрасно играет не только длинными передачами, но и великолепно задействует короткий и средний пас.

Назовите сильные стороны Азамата Томаева.

— Признаюсь, я не являюсь любителем невысоких вратарей. Потому что высокий голкипер — это одна из основных тенденций современного футбола. У меня есть статистика двухлетней давности, по ней — средний рост вратарей в РПЛ, играющих в основном составе, находится на рубеже 191,4 сантиметра! Но, если брать отдельно Азамата, то смело можно сказать, что он принес и продолжает приносить немаловажную пользу. Его опыт, его спокойствие, его умение анализировать происходящее на поле — это помогает нам. Азамат — большой трудяга. Он всегда серьезно подходит к тренировкам. Когда Солдатенко получил травму, мы ни секунды не сомневались, что Томаев справится в рамке и не подведет. Он дебютировал в ФНЛ, отыграл пять матчей, и больших вопросов к Азамату у тренерского штаба не было. Он отличается от Ростислава по эмоциональности, по менталитету, но у него есть свои плюсы. У него есть спокойствие, он надежен, всегда собран на поле. Томаев — важная часть нашей команды, нашего большого вратарского коллектива в «Алании».

Что можете рассказать о вратарском коллективе «красно-желтых»?

— Как я уже сказал, Осетия всегда славилась хорошими голкиперами. Я хочу сказать огромное спасибо всем тем тренерам, которые взращивали, воспитывали ребят, с которыми я сейчас работаю. Потому что наши молодые вратари действительно хорошо подготовлены. Им всем есть куда расти, безусловно. У нас есть два молодых вратаря Туаев и Богиев. Перспективные парни, с ними можно и нужно работать, развивать их. Для этого у нас создана вторая команда, где ребята получают игровую практику. У нас в обойме есть Аршиев, который отлично взаимодействует с более молодыми партнерами по команде, передает свой опыт и всегда подсказывает им на тренировках. Натабашвили и Дзагоев сейчас восстанавливаются после травм, чтобы вернуться в общую группу. Мы ждем их скорейшего выздоровления! Тренерский штаб надеется на всех и каждого из голкиперов, что есть в составе. Они очень хорошо тренируются, выкладываются. Мы рассчитываем на них как на основных вратарей, потому что они должны подобно корневой системе давать мощь всему стволу дерева. Я считаю, что у них есть все возможности двигаться дальше вперед. Но они должны знать и помнить, что в команде всегда играет один вратарь.

— Главный тренер сборной России Валерий Карпин всегда оставляет право выбора голкипера на матч за тренером вратарей. Подобная практика используется в нашей команде?

— Да, подобная практика используется в нашей команде. Спартак Артурович доверяет нашему выбору вместе с Аланом Дзуцевым. Мы всем тренерским штабом обсуждаем выбор состава на предстоящий матч. Последнее слово по голкиперу всегда остается за нами, но главный тренер имеет право не согласиться. Пока что всегда соглашался!




— Вы работали с нынешним вратарем сборной России Юрием Дюпиным еще в период его выступлений за «Кубань». Уже тогда понимали, что у него есть задатки для попадания в главную футбольную команду страны?

— Сразу было понятно, что Дюпин — вратарь талантливый. Я впервые столкнулся с таким вратарем. У него была великолепная игра ногами, невозможно было понять, которая из них — ведущая. Этому позавидуют многие полевые игроки. Тогда Юра играл в ФНЛ. А пробиться оттуда в сборную почти нереально. Когда «Кубань» вылетела из ФНЛ, то я посоветовал ему принять предложения от клубов Премьер-лиги, если таковые есть. Его звали в «Анжи», но тогда у махачкалинской команды настал проблемный период. Однако, Юрий все так переехал в Дагестан, и, я считаю, нужно отдать ему должное. Он все прекрасно понимал, он не шел за деньгами. Он жаждал матчей в Премьер-Лиге. Наверное, Господь вознаградил его за тот выбор, и сейчас Юра находится там, где должен быть. Отыграв сезон в «Анжи», он получил предложения от ряда клубов и и его выбор пал на «Рубин». Спустя время он попал в сборную. Я никогда не сомневался, что у него все получится!

Топ-3 голкипера, которые лучше всех играют ногами, от Максима Фролкина.

— Я выделю Дюпина, Беленова и Гильерме. Игра вратаря ногами сильно зависит от того, как играет его команда. Важно то, как подстраиваются под игру голкипера его партнеры. Если полевые игроки не открываются, не находят позицию, то вратарь просто выносит мяч, понятное дело.

— Выразите ваше мнение как бывшего футболиста, судьи и действующего тренера, насколько необходимо лиге начать использовать в ближайшее время хотя бы на важных матчах систему VAR?

— VAR — хорошая штука, если она исправно работает, но в то же время такая система дорого обходится. Для внедрения подобных технологий нужен не только определенный инвентарь, но и обученные специалисты, кадры. Чтобы человек мог работать с системой видеоповторов, ему нужно получить соответствующую категорию и лицензию. Все не так просто. Элементарно, для введения VAR в ФНЛ просто не хватит судей, недостаточно нынешнего количества арбитров в лиге для подобных нововведений. Но эта система точно помогла бы судьям принимать верные решения на поле, особенно — в нашем матче против «Волгаря»…

— Какие советы вы бы дали молодым начинающим голкиперам?

— Самое важное — это любить футбол. Надо усердно тренироваться, не жалея себя. Быть фанатично преданным своему делу. Если вратарь хочет достичь больших высот в профессиональном футболе, ему необходимо тренироваться и играть вплоть до самопожертвования. Футбол — жестокий вид спорта, где выживают сильнейшие! Тот, кто не жалеет себя, двигается дальше.