Футбольный клуб Алания Владикавказ
Официальный сайт футбольного клуба

Алания Владикавказ

Николай Гиоргобиани: «Выбрал «Аланию» по духу и эмоциям»

Полузащитник нашей команды рассказал об испанском прошлом, различиях в тренерских подходах к игре и своих главных болельщиках.
23.11.2020 13:06
Николай Гиоргобиани: «Выбрал «Аланию» по духу и эмоциям»

— Как проходит твоя адаптация в команде?

— Все отлично. Ребята меня встретили, тепло приняли и забрали к себе на квартиру.

— С кем снимаешь жилье?

— С Буттой Магомедовым и Хетагом Кочиевым.

— Ты ведь многих знал еще до приезда сюда?

— Да, с некоторыми играл вместе, да и против «Алании» за «Чайку» не раз выходил. Когда тут создали команду, я общался с ребятами, они рассказывали об атмосфере тут, видео, фотографии выкладывали. По духу и по эмоциям мне нравилось то, что происходит в команде. Поэтому, когда возникли разные варианты, я сразу выбрал «Аланию».

— Ты успел здесь поиграть на нескольких позициях. Где было удобнее всего?

— Удобно и с краю, и когда тренер выпускает в центре играть оттянутого нападающего. Главное, почаще и побольше встречаться с мячом.

— Можешь назвать свой лучший матч за тот небольшой отрезок времени, что ты в команде?

— Я бываю доволен, когда получается сделать результативное действие. Это мне удалось в играх с «Краснодаром-2» и «Чайкой». Если же в целом брать, то не могу пока сказать, что доволен собой, но стараюсь максимально выкладываться каждую встречу.

— Сильно напрягает, что в каждом матче есть моменты, но забить пока не получается?

— Напрягает, конечно. И перед ребятами неудобно, что создают моменты для нас, нападающих, а мы их не реализовываем.

— Тебя болельщики сравнивают с Батразом Хадарцевым по стилю игры. Согласен, что вы похожи на поле?

— Мы с Батиком любим брать игру на себя, любим забирать себе мяч, идти в обыгрыш. Да, думаю, нас можно сравнить.

— Ты играл в «Уфе» Евсеева, акцентированной строго на оборону, а сейчас ты в «Алании» Гогниева — самой зрелищной и атакующей команде ФНЛ. Можешь сравнить два эти тренерских подхода?

— Каждому футболисту приятнее играть в атаку. Когда ты владеешь мячом, а не бегаешь за ним. Самое главное, что думает тренер. Если он принял решение играть в защите, то придется с этим смириться и выполнять его требования. Я игрок атакующий и мне, конечно, тут приятнее и комфортнее, а в «Уфе» у меня с Евсеевым был разговор, в ходе которого он мне прямо сказал, что у него играют люди, более приспособленные к обороне. Я, как игрок атаки, пока ухожу на паузу.

— Раньше этот футбол приносил «Уфе» результат. Сейчас – нет.

— На дворе 2020 год. У каждого клуба, образно говоря, по 10 аналитиков в штате. Соперник досконально разбирается. Долго играть в оборонительный футбол с положительным результатом сейчас очень сложно.

— У тебя всегда была тяга к такому стилю как у любого грузинского футболиста или ты эти навыки приобрел в Испании?

— Всегда. Я с детства играл нападающего. Почти на всех турнирах забирал призы лучшему бомбардиру. Любил водиться, обыгрывать соперников.

— Считается, что одна из проблем нашего футбола в том, что детские тренеры не разрешают брать игру на себя и проявлять индивидуальность на поле.

— В российском футболе мне не нравится, что с детства идет игра на результат. Считаю, что нужно приучать детишек играть в футбол, мыслить на поле, играть в пас. А потом уже думать о результате.

— Про тебя можно сказать, что ты этого избежал, так как в свое время уехал в Испанию?

— Нет. Мой тренер, ныне покойный Ковальков Леонид, с самого начала учил нас, что нужно играть в футбол, а результат неважен пока нет турнирной таблицы.

— Испанская академия не относилась ни к какому клубу?

— Нет, туда приезжали русскоговорящие ребята из России, Украины, Казахстана, других стран. Помогают с жильем, с питанием и учебой. Плюс у них есть определенные договоренности с рядом клубов, куда можно попасть.

— Реально было из такой академии попасть в команду, скажем, Сегунды?

— Вполне. У меня были варианты с некоторыми клубами Сегунды Б, мне было 17 лет, и как раз в это время в Сочи основали клуб и предложили присоединиться. У родителей с финансами было туговато, а в Испании я получал бы примерно тысячу евро в месяц. То есть, пришлось бы еще просить дома помощь вместо того, чтобы помогать. Так что, когда предложили контракт с «Сочи», я решил остаться в России и уже начать зарабатывать, чтобы поддерживать семью.

— Ты уехал в другую страну в 14 лет, не зная языка. Тяжело было адаптироваться?

— Вообще нет. В 14 легко ко всяким условиям приспособиться, и внутри страны выучить язык несложно. Причем в командах мы общались на испанском, а в школе и университете — на каталонском.

— На больших стадионах бывал?

— Да, ходил на Эль Класико на «Камп Ноу». Болел за «Реал». Это моя любимая команда, а Зинедин Зидан — любимый игрок.

— В Испанию ты уехал, потому что сорвалась поездка в академию тбилисского «Динамо». Как могла сложиться твоя карьера, если бы все пошло по плану?

— Сложно сказать. Я даже не задумывался об этом. Но сейчас немало грузинских футболистов едут играть в Россию. Думаю, тут вернулся спрос на быстрых техничных атакующих игроков и поэтому снова обратили внимание на грузинский рынок.

— Ты общаешься с этими ребятами?

— Того же Хвичу Кварацхелию знаю, но не сказать, что прям общаемся.

— Его отсутствие стало главной причиной поражения от Северной Македонии в матче за право сыграть на Евро?

— Одна из совершенно точно. Его не хватало. Папа и дядя смотрели матч, сильно расстроились.

— Дома больше болеют за Грузию?

— Нет, одинаково. У нас в семье нет такого, что мы грузины и должны переживать только за сборную Грузии. За российскую команду переживают точно так же.

— Ты говорил, что почти никого не знаешь из игроков РПЛ в лицо. С европейским футболом та же история?

— Мне кажется, что европейских звезд в лицо знают даже те, кто футболом не интересуется. Не в обиду российскому футболу, но все смотрят Лигу чемпионов, чемпионаты мира и Европы.

— Мама активно комментирует твои и клубные записи в соцсетях. Она — твой главный болельщик?

— Да. Вообще, семья мой главный болельщик. Они очень переживают. Вы даже не представляете, как переживает мой дядя Амиран. Он может по 10 раз пересмотреть эпизод и потом мне рассказать, как нужно было сыграть.

— Он играл в футбол?

— С папой когда-то играли в деревне в Грузии.

— Они одобрили твой переезд в «Аланию»?

— Да, на все сто процентов.

— Спросил про маму, потому что обычно мамы бывают против того, чтобы их сын гонял мяч.

— Моя мама с детства ходила на игры. Она врач и ее часто просили поработать на футбольных детских турнирах. Когда я играл, она очень переживала, что меня ударят по ноге, нанесут травму.

— Сейчас у нас с Сочи есть прямое авиасообщение. Родителей на матч не планируешь позвать?

— У них с работой тяжеловато, но хочу, чтобы на ближайшие матчи приехали сестра с мужем и взяли младшего брата. Надеюсь, что все получится и они поддержат меня в самых важных матчах. Кстати, хочу болельщикам сказать «спасибо», что они приходят в этот холод на стадион, мерзнут, но поддерживают нас.

— Вы о премьер-лиге часто говорите между собой?

— Конечно. Каждый хочет славы, каждый хочет побеждать, заработать себе имя и играть на топ-уровне. Мы очень хотим в РПЛ, поэтому всегда играем только на победу.