Футбольный клуб Алания Владикавказ
Официальный сайт футбольного клуба

Алания Владикавказ

Сослан Качмазов: «С Кубка мира по карате привез экипировку «Ганновера»

Защитник «Алании» вспомнил, как перешел из карате в футбол, играл в еврокубках и жил в конюшне.
29.10.2020 18:08
Сослан Качмазов: «С Кубка мира по карате привез экипировку «Ганновера»

О детстве и карате

Футбол я безумно любил с самого детства. У меня есть аудиозапись, которую отец делал, когда мне было лет 6-7. Я на ней рассказываю весь состав «Алании» и говорю, что, когда вырасту, буду играть в футбол за «Аланию». Просто болел этой командой. Приходил на стадион играть на «резинке», постоянно возился с мячом, но каким-то образом при этом занимался карате. В 2006 году я стал чемпионом России среди юношей и в составе сборной страны отправился на Кубок мира в немецкий Ганновер. Чтобы вы понимали мою страсть к футболу, с турнира я вернулся в футбольной экипировке «Ганновера». Зашел в их клубный магазин, накупил себе вещей. На самих соревнованиях выступил неудачно. Проиграл во втором круге, расстроился. После того турнира решил закончить с этим видом спорта и сосредоточиться на футболе. Все же, меня всегда больше тянуло именно к мячу.

В футбольную секцию пришел, когда мне 16. Надел ганноверскую куртку, но не помогло. Тренер команды 1991 года Кокоев сказал, что не возьмет меня. В итоге я добился того, чтобы меня хотя бы просмотрели. Выпустили во время двусторонки дубля «Алании» и через 15 минут заменили. Я хоть все детство и провел с мячом, но никакой тактической грамотностью не обладал.

Зато физическая форма у меня всегда была хорошей. Я же легкой атлетикой занимался. Но, как выяснилось, в футболе просто бегать было недостаточно. Тем не менее, я был уверен, что у меня получится и продолжал заниматься и стучаться во все двери. В итоге, в 2009 году я подписал первый контракт с «Аланией».

О первых профессиональных командах и зарубежном опыте

Год я отыграл в дубле и затем ушел во вторую лигу в бесланский «ФАЮР» к Зауру Тедееву, который хотел меня видеть у себя в составе. Правда, там мы целый год играли бесплатно. Понимал, что дальше так продолжаться уже не может, и стал искать себе новый клуб. Если бы вы открыли в то время мою почту, то увидели бы, что она целиком состоит из сообщений агентам. Кажется, я написал тогда всем агентам в мире. Раньше на сайте ФИФА были все их контакты. Я просто копировал адреса и отправлял письма с одним и тем же текстом. В итоге, вышел на президента молдавской команды «Олимпия» и отправился туда. Опыт был очень интересный. Команда была интернациональной: американец, гвинеец, японец, нигериец. Мне было со всеми довольно легко. Плюс у меня английский хороший, спасибо маме-преподавателю, так что, в плане общения все было супер.

Как-то играли с «Шерифом», а на их стадионе раздевалки так расположены, что, стоя у одной, можно видеть другую. Смотрю, Сергей Даду. А я его прекрасно помнил, потому что на стадион ходил болеть персонально за него и за Тудора. Со мной в команде еще тогда играл Александр Арсоев, которого Даду помнил по дублю. В общем, было приятно встретиться, пообщаться.

Первое возвращение и знакомство с Карпиным

Вскоре команда там стала разваливаться. Я вернулся домой и снова пошел на легкую атлетику. Месяц занимался, поддерживал физическую форму. Хотел попасть в «Аланию», но Газзаев был против, мотивируя тем, что у меня уже возраст немаленький. В итоге Заур Тедеев настоял на том, чтобы меня взяли в дубль, и я снова подписал контракт.

Затем появился вариант отправиться в «Армавир», который только принял Валерий Карпин. Команда вышла в ФНЛ, а я приехал, когда сезон уже начался. После двух недель тренировок и молчания со стороны руководства, пошел напрямик к Карпину спросить о своем будущем. Тот сказал, что его все устраивает и через день я подпишу контракт. Однако руководство клуба привело своего левого защитника, а мне в качестве компенсации предложило поехать в Армению в «Улисс». Я попросил купить мне билет не в Армению, а домой, в Осетию. Вот тогда было тяжело, морально чуть не сломался. Команда базировалась в Новогорске и помню момент, когда я со своей сумкой ухожу с базы, а мимо меня проезжает автобус с командой на игру.

Армения и еврокубки

Спустя полгода Карпин через агентов попросил меня приехать. С «Армавиром» я тогда прошел зимние сборы и могу сказать, что были самые тяжелые физически сборы. Вообще, он мне очень нравился как тренер. В плане обороны он многому меня научил. Я был доволен и говорил агентам, что хочу остаться в «Армавире». Но начались непонятные дела.

Перед первой игрой на сборах спустя месяц изнурительных тренировок мне звонят агенты и говорят, что я должен поехать в белорусскую «Белшину». Я отказался, получился небольшой скандал, а во время того контрольного матча я еще и забил в свои ворота. В итоге, после игры состоялся разговор о том, что на моей позиции в команде есть футболист с зарплатой в 600 тысяч рублей и будет странно, если он будет сидеть на лавке, а я играть. Варианта было два: либо оставаться и иметь очень мало игровой практики, либо уехать в «Бананц», которым владели те же люди, что и «Армавиром». Так я уехал в Армению.

Условия там были, конечно, шикарные. База, натуральные поля, все на высшем уровне. Руководство, включая Романа Асхабадзе, и тренеры-испанцы здорово относились к легионерам. Поиграл там в квалификации Лиги Европы. Понимал, что в группу мы не пробьемся, поэтому хотелось во время жеребьевки чтобы нам попалась сильная команда с шумными болельщиками, заполненными трибунами и так далее, а не приехать в Литву, например, где 500 человек на одной трибуне. Вылетишь от такой и даже никакую Лигу Европы не прочувствуешь. Попалась нам кипрская «Омония» с Джордже Флореску в составе. Что говорить, они классом, конечно, посильнее. Дома мы проиграли 0:1, а на выезде выиграли с таким же счетом. Ацамаз Бураев тогда забил чудо-гол, подхватив мяч на бровке, обойдя троих соперников и закатив в пустые. Но та «Омония» была серьезным клубом. Ее тренировал Джон Карвер, который еще с Аланом Ширером в «Ньюкасле» играл. В общем, в дополнительное время они нам четыре гола забили. После этого из клуба ушли ведущие игроки вместе с руководством и все закончилось.

«Кубань Холдинг» и жизнь в конюшне

Через друзей я узнал, что есть вариант поехать играть на чемпионат Краснодарского края за «Кубань Холдинг». Делать нечего. Поехали. Там осетины играли как раз. Один из них, Заур Карданов, с которым мы вместе еще на карате ходили, сразу предупредил, чтобы джинсы и вообще нормальные вещи с собой не брал. Здесь, говорит, навозом конским воняет от конюшен, вещи испортятся. Я тогда еще насторожился. В общем, приезжаем на ферму, вижу двухэтажные домики, ничем не воняет, а ощущение, будто на даче какой-то. Приятно, хорошо, кони пасутся. Идиллия. Думаю, вот этот двухэтажный дом, наверное, хозяйский. Поменьше – сына, а наши – вон те, небольшие симпатичные домики. Ага, размечтался. Поселили прямо в конюшне. Спал я там на раскладушке, с которой еще надо было умудриться не упасть. Утром просыпаешься, хочешь умыться, немного забываешь, где находишься, дверь открываешь, а перед тобой конь.

В итоге, нас, конечно, перевезли оттуда. Вообще, команда была хорошая, мы все ждали что заявимся во вторую лигу, но и на второй год этого не произошло. Зато сейчас команда в лидерах ПФЛ. Думал, полгода там поварюсь, чтобы практика была, в итоге застрял на полтора года. Но платили лучше, чем во второй лиге.

Об удалении в первом туре ПФЛ

К тому моменту уже Аллона Бутаева удалили, а у меня была желтая карточка. Причем вообще нарисованная. Дали ни за что. Ну а когда фолил на вторую, то затупил. Детскую ошибку совершил. Ух, как меня чморили тогда! У меня Инстаграм просто разрывался от ненависти. Еще же людей столько на стадион пришло. Но мы тогда перегорели просто.

В этом сезоне комментарии в Инстаграме уже не читаю. Да, старт у нашей команды в ПФЛ был тяжелый, но у меня была уверенность, что попрет. И Спартак Артурович постоянно нам об этом говорил. В итоге мы вытащили матч с «Анжи» на последних минутах и нас прорвало.