Футбольный клуб Алания Владикавказ
Официальный сайт футбольного клуба

Алания Владикавказ

Тимур Демуров: «В футболе меня всегда интересовали детали»

Аналитик красно-желтых о своей работе в «Алании» и о том, как интерпретировать различные статистические цифры.
26.01.2021 19:56
Тимур Демуров: «В футболе меня всегда интересовали детали»

— Сколько себя помню, всегда любил спорт и, в особенности, футбол. Наверное, поэтому и решил поступать на журфак СОГУ. Уже во время учебы начал заниматься спортивной журналистикой, но желание глубже изучать футбол становилось только сильнее. Со временем интерес к профессии стал угасать. Я решил попробовать себя в качестве бизнесмена, занимался различными предприятиями, но параллельно постоянно искал возможности для дальнейшего развития в любимом деле. В итоге, я отучился в бизнес-школе RMA по специальности «Менеджмент игровых видов спорта» и окончил курсы по скаутингу и аналитике. Это было именно тем направлением, в котором я планировал развиваться.

В футболе меня всегда интересовали детали, мне хотелось копнуть поглубже, понять, почему команда играет так, а не иначе. В то время было очень мало аналитической литературы о футбольной тактике. Широкий интерес к этой стороне игры только зарождался. В Интернете появлялись первые тактические сайты, на которых я буквально пропадал. Читал все, что удавалось найти, писал и знакомился с авторами тех статей. Мы подолгу общались на футбольные темы. Хотелось более детально во все вникнуть.

Во время учебы меня приметили и пригласили работу в консалтинговом агентстве. Я занимался поисков футболистов в Румынии и Аргентине, а сама компания охватывала в целом весь мир. Мы не были агентами. Собирали, готовили материалы и делали заключения по тому или иному футболисту.

Но работать всегда хотелось именно в Осетии, дома. Я попросил бизнес-школу дать мне направление на подготовку дипломной работы во владикавказский «Спартак». Команду тогда тренировал Юрий Газзаев, который меня тепло принял. Так я начал помогать ему в подготовке материалов для теоретических занятий, разборе соперников и так далее. Важно понимать, что членом штаба я не был. Просто я помогал клубу, а клуб помогал мне написать достойную дипломную. Все это носило, как я тогда предполагал, временный характер. Газзаеву я благодарен за то, что он уделял мне время, объясняя какие-то тактические нюансы, погружал меня в детали и отвечал на все мои многочисленные вопросы.

Когда в футбольной жизни республики начались преобразования, Юрий Фарзунович сказал, что может рассказать обо мне и моей работе Спартаку Гогниеву, но я не был уверен, что Артуровичу это нужно. Ответил, что сам с ним поговорю. Дело в том, что некоторые тренеры считают работу аналитика лишней. Я пришел к Гогниеву, познакомился, рассказал о себе, показал, что делал для предыдущего штаба, и вот уже полтора года мы работаем вместе.

Чем конкретно я занимаюсь? Вообще, аналитики в разных клубах могут заниматься разными вещами, но их главная задача — экономия времени для тренерского штаба. Мою работу можно назвать «черновой». Это подготовка видеоматериалов, подготовка теоретических материалов и по своей команде, и по команде соперника, поиск и оформление стандартных положений, создание видеонарезок, анализ информации по потенциальным новичкам и так далее. Получается довольно большой объем данных, который я передаю главному тренеру. Он в свою очередь берет оттуда все самое важное и необходимое для себя и эту, можно сказать, «выжимку» дает команде на теоретических занятиях. Это сильно экономит время тренерскому штабу.

Что касается непосредственно матчей, то до эпохи коронавируса я располагался на верхотуре стадиона вместе с клубным оператором. Оттуда смотрел за игрой, и уже в перерыве мог наглядно на видео показать штабу что идет не по плану, в каких аспектах соперник выглядит не так, как мы предполагали и к чему готовились. Но пришла пандемия, санитарный регламент, ввели «чистую зону» и теперь я не могу свободно перемещаться по территории стадиона. Поэтому смотрю игру со скамейки, что было инициативой Спартака Артуровича. Я также слежу за соперником, что-то могу персонально подсказать по тому или ином футболисту, так как детально изучаю каждого до матча. Когда кто-то выходит на замену, то показываю ему на планшете, где он должен располагаться во время стандартных положений.

Из последнего вспоминается интересный случай во время игры с «Оренбургом». Мы готовились к тому, что против нас они будут играть в пять защитников. Однако в своих соцсетях за некоторое время до начала матча они выложили состав с формацией в четыре защитника. Скорее всего, это был подвох с целью ввести нас в заблуждение, чтобы мы оперативно внесли какие-то изменения в свой состав и схему. Но мы никаких корректив делать не стали, основываясь на том, что нарабатывали в течение недели. В итоге, соперник, конечно, играл, как мы и предполагали, в пять защитников.

Вообще, те, кто говорят, что ФНЛ – это серое болото без ярких индивидуальностей, а все команды играют в более-менее одинаковый футбол, просто не смотрят матчи лиги. О том, что это не так, говорит хотя бы тот факт, что за последнее время резко увеличился приток игроков в РПЛ из ФНЛ. Возьмите даже нынешнее межсезонье: Рукас и Голенков ушли в «Ростов», Гаджимурадов — в «Урал», Берковский — в «Локомотив», Сергеев и Зиньковский — на карандаше у топ-клубов. Здесь есть за кем следить, а унылого футбольного бей-беги становится все меньше.

Цифры цифрам рознь. Голая статистка, как правило, сбивает с толку. Оперировать исключительно цифрами при оценке того или иного футболиста не совсем правильно. Всегда важен контекст. Нужно понимать, почему эти цифры возникают, их нужно правильно интерпретировать и это одна из основных задач аналитика. Например, возьмем такой показатель, как количество передач на минуту владения. У нас этот показатель сейчас упал по сравнению со вторым дивизионом. Это означает, что мы замедлили продвижения мяча. Почему? Кто следит за командой без труда ответит. Потому что повысился уровень сопротивления — раз, и потому что Ростислав Солдатенко начал намного активнее участвовать в игре и контроле мяча — два. Когда ты играешь через вратаря, этот показатель падает, но это не есть плохо. Это просто маленький штрих к вопросу об интерпретации цифр.

Крупные статистические компании, как Wyscout или Instat, могут считать цифры по-разному. У нас был случай, когда один футболист выиграл только одно единоборство из девяти. Но тонкость в том, какие это были единоборства. Он каждый раз старался добежать, прессинговал соперника со спины, оказывал постоянное давление, а статистические компании посчитали ему все эти действия как проигранные единоборства. После матча каждый игрок получает свои цифры, они смотрят, анализируют, задают вопросы. Им это реально интересно.

В игре и ее оценках может быть куча нюансов. Например, плохая погода с дождем ведет к плохому состоянию поля. Из-за этого упадет процент точных передач, и возрастет процент длинных, увеличится количество единоборств. У центральных полузащитников может сильно упасть количество технико-тактических действий в том случае, если соперник играет исключительно через длинные передачи и забросы. Они просто окажутся отрезанными от мяча. Но неправильно же будет это ставить им в вину.

Если говорить о действительно важных командных показателях, то по абсолютному большинству мы в топе. Под важными я подразумеваю те, что напрямую коррелируют с результатом. Например, PPDA – это то количество передач, которое совершает соперник до того, как мы совершаем оборонительное действие: вступаем в отбор, заставляем вынести мяч и так далее. То есть, этот показатель показывает качество прессинга. Здесь мы с большим отрывом на первом месте. Так же с большим отрывом мы первые по проценту владения, хотя этот показатель не коррелирует с результатом, но, как бы то ни было, пока мяч у нас, нам не забьют.

Еще один немаловажный показатель – это лидерство вместе с «Крыльями Советов» по голам, забитым со стандартных положений — их у нас 11 при том, что мы одна из самых низкорослых команд в лиге. Для нас этот показатель важен, потому что мы большое внимание уделяем стандартным положениям. Во втором дивизионе с этим были определенные сложности, но кропотливая работа на тренировках дает свои результаты. Вообще, чтобы аналитик был полезен и эффективен, он должен верить в идеи тренерского штаба, и эти идеи должны ему нравиться. Тогда вся работа начинает приносить большое удовольствие и удовлетворение.